Cайт предназначен для лиц старше 18 лет, если Вам меньше, то немедленно покиньте наш сайт
Большая подборка порно рассказов и секс историй

Униженный девственник

Сережа был восемнадцатилетним студентом. Мама его умерла, когда ему было десять лет и Сережа жил с папой — властным и строгим сорокадвухлетним мужчиной.

Папа нередко наказывал мальчика ремнем, когда тот учился в школе, но даже после того, как сын поступил в институт, не забывал про дисциплину для юноши, и Сережа побаивался, что в случае серьезного проступка, он снова может быть наказан поркой.

То ли от строгого папиного воспитания, то ли от природы, Сережа был тихим и скромным юношей. На первом курсе он еще ни разу не целовался с девушкой, но будучи активным пользователем интернета, частенько предавался обычному для девственника греху — запираясь в своей комнате и включив порнофильм без звука (чтобы папа не услышал), он вдохновенно мастурбировал, представляя себя на месте актера, которому открыт доступ ко всем самым интимным местечкам женского тела. Насмотревшись жесткого порно в интернете, паренек, сидя за партой в институте, порой обращал больше внимания на однокурсниц, чем на формулы и схемы, нарисованные на доске. Представляя сверстниц обнаженными (а легкая и сексуальная одежда девушек только помогала воображению юноши рисовать такие картины), Сережа нередко возбуждался прямо на лекции или семинаре и потом, придя домой, сразу же садился за компьютер, на мониторе которого он мог увидеть таких же юных девушек и дать своей юношеской гиперсексуальности вырваться наружу вместе с брызгами спермы.

Этому порочному занятию так же способствовали и Сережины друзья — будучи юношами не такими стеснительными, они в большинстве своем уже распрощались с девственностью, и в мужской компании с энтузиазмом рассказывали о своих сексуальных похождениях — Сереже приходилось частенько слышать в самых пикантных подробностях: о том, как Лена со второго курса обслужила сразу двоих, о том, какая у Ани тесная щелка и о том, как научить девушку делать минет.

Сережиной нерешительности в общении с девушками также добавляло и то, что он не обладал завидными мужскими причиндалами. В дачной бане юноша не раз видел папин внушительный инструмент, тяжело покачивающийся у того между ног и, сравнивая его со своим небольшим члеником, чувствовал себя маленьким мальчиком в противоположность папе-самцу. В порнофильмах у мужчин тоже были завидные пенисы, которые не всегда целиком помещались в женские ротики, попки и щелки. И в раздевалке институтского бассейна Сережа стеснялся принимать душ без плавок — от прохладной воды член юноши становился еще меньше и сморщивался. Все это вызывало у мальчика чувство неполноценности и не давало проявить себя перед девушками.

Впрочем, скромность и нерешительность не мешали Сереже влюбляться в девушек. Нравились ему девушки, выглядящие невинными и кроткими. Такой и казалась ему девушка с параллельного потока по имени Ольга. Длинные светлые волосы, зеленые глаза, глядящие без наглости и иронии, и прекрасная фигура с маленькой округлой попкой и крепкими грудями вызывали у мальчика лишь самые теплые чувства. Он даже не представлял себе Олю на месте девушек из порно — это означало бы оскорбить ее красоту и его любовь к ней. Узнав адрес электронной почты девушки, Сережа стал писать ей любовные письма. Оля отвечала не всегда, обычно с юмором и подколками — Сережа отчасти понимал, что девушка смеется над таким стеснительным тайным поклонником, но это его не останавливало.

И вот однажды, Сережа узнал, что планируется вечеринка у одного из однокурсников на даче и там будет Оля — девушка мечты. Вечеринка естественно подразумевала пьянку (впрочем, Сережу это мало интересовало — папа крепко наказал его, когда тот напился с пацанами в десятом классе и с тех пор относился к алкоголю с осторожностью), а также ночевку. Все это подстегивало чувства мальчика — он представлял себе, как будет танцевать с Олей медленный танец, а потом они останутся наедине, и будет поцелуй... От таких мыслей внизу живота пробегала приятная дрожь. Платоническая любовь к девушке смешивалась с уже откровенным возбуждением и паренек понял, что хочет пойти на эту вечеринку во что бы то ни стало. Мальчику стоило немалых усилий уговорить папу отпустить его на ночь и набраться смелости не струсить самому.

Надеждам нашего влюбленного не суждено было сбыться. На даче собралось человек двадцать студентов, большинство были со своими подругами. Алкоголя было много, обстановка сложилась самая неформальная и к вечеру, после танцев под электронную музыку (не было ни одного медляка) и пошлых шуток, молодежь стала переходить к своему любимому занятию — сексу. Сереже казалось, что всюду вокруг него были целующиеся и обнимающиеся пары, кроме того вокруг Оли постоянно крутился парень Витя — он был на целую голову выше Сережи, с низким голосом и нагловатой улыбкой, на которую, впрочем, Оля охотно улыбалась в ответ. Когда уже совсем стемнело, парни стали утаскивать девиц по разным комнатам большого дачного дома и на фоне тихой музыки со всех сторон раздавались стоны и характерные звуки скрипящих диванов и кроватей. На террасе, где проходила дискотека, остались только изрядно напившиеся парни и девушки, включая хозяина дачи, почти трезвого Сережу, и Олю со все активнее пристававшим к ней Витей. Сережа делал вид, что пьет пиво и вообще уже сильно пьян, а сам искоса поглядывал на свою возлюбленную и ее кавалера-наглеца. Их поцелуй — страстный и требующий продолжения — был как ушат холодной воды для Сережи. Еще большим ужасом и унижением для мальчика стало то, что Оля с Витей двинулись к двери. Витя приобнял девушку за талию и что-то нашептывал ей на ушко, уводя из накуренной и наполненной парами алкоголя террасы на свежий воздух. Сережа понимал намерения своего более удачливого соперника, но в душе надеялся, что они просто вышли подышать свежим воздухом. Наконец, минут через пять, юноша не смог больше ждать — он допил стакан пива и сам вышел из дома.

На улице было свежо и пусто. Стрекотали кузнечики, на черном небе желтела полная луна. Оглядевшись вокруг, мальчик увидел, что в летнем домике — расположенном метрах в пятнадцати и использующимся хозяевами дачи в качестве кухни и чтобы разместить гостей на ночлег, если все не поместятся в доме — горит свет. В проеме окна сквозь полупрозрачные занавески были видны лишь силуэты, но сомнений не было — внутри находятся Оля и Витя. Вскоре из домика послышалась медленная музыка. Сережа не мог сдержать себя, он хотел знать, что там происходит. Пользуясь тем, что музыка делала неслышными его шаги, он подкрался к домику и осторожно заглянул в окно.

Оля и Витя обнявшись танцевали посреди комнаты. Сережа смотрел на это с завистью и ненавистью к Вите. Вскоре лица танцующих сблизились и они поцеловались. Поцелуй был жарким и долгим. Обида раздирала Сережино сердце, но он смотрел не отрываясь. Через минуту рука Вити оказалась на груди девушки. Парень сначала ласкал груди девушки через одежду, но затем запустил руку Оле под кофточку. В ответ девушка впилась поцелуем в губы парня. Тот, ответив на поцелуй, задрал кофточку девушки так, что стал виден ее лифчик — черного цвета, плотно облегавший ее упругие грудки, с отчетливо вставшими сосками. Витина рука скользнула под ткань лифчика и принялась мять Олины груди. Еще минута и еще один поцелуй, и девушка оказалась топлесс. В сознании Сережи, который как завороженный наблюдал за происходящим через окно, были только два чувства — обида от того, что это не он на месте Вити и все нарастающее возбуждение от того, что он видит девушку, в которую так искренне и по-мальчишески влюблен, в таком сладострастном виде. Тем временем Витя не терял времени даром. Стянув с себя рубашку, он обхватил девушку руками за талию и, подняв, отнес и положил на кровать. Встав перед ней, он стал расстегивать джинсы. Девушка с интересом наблюдала за этим, но лежала она как раз напротив окна, снаружи которого притаился Сережа и на беду ее взгляд скользнул по занавескам и встретился с взглядом мальчика. Девушка вскрикнула, быстро прикрыла руками обнаженные груди и громким шепотом сказала, глядя на окно: «Там кто-то есть!»

Витя, успевший расстегнуть ремень на джинсах, резко обернулся в сторону окна. Сережа отпрянул от окна, метнулся в сторону, надеясь убежать, но в темноте не увидел садового шланга, споткнулся и грохнулся на землю. Он сильно ударился коленями, руками впечатался в мокрую траву, дыхание мальчика перехватило. Он попытался встать, проскальзывая на траве, но в следующий миг кто-то пнул его по ноге, ухватил его руку, вывернув ее в болезненный захват, и сказал: «Это кто тут у нас такой любопытный?»

У Сережи не было ни физических, ни моральных сил сопротивляться и его, крепко зажимая руку, подняли на ноги и потащили к домику. В комнату его втолкнули и, заставив сморщиться от боли, еще сильнее зажали руку. На кровати, прикрывая ладонями груди, сидела испуганная Оля. В следующую секунду Сережа полетел на пол — ему сделали подножку, одновременно разжав захват. В глазах паренька потемнело. Когда зрение вернулось и он поднял голову, над ним стоял Витя, улыбаясь. Он наклонился над Сережей и сказал иронично: «Ну что, попался извращенец?»

Сережа сидел на полу. У него болели колени и рука, которую Витя брал в захват. Но сильнее физической боли был стыд и унижение. От них лицо юноши покраснело, и он был готов заплакать.

«Это же Сережа!», — подала голос Оля. — «Из параллельной группы. Он мне еще письма писал любовные! И вечно смотрел на меня как-то странно. Вот, значит, что тебе нравится, онанюга!»

«Сережа, значит…», — зло проговорил Витя. — «А-ну, вставай, Сережа!»

После этих слов, он схватил мальчика за ухо и потянул вверх. Сережа, кривясь от боли, встал.

«Ну рассказывай, зачем поглядывал», — допрашивал Витя.

Сережа промямлил высоким дрожащим голоском: «Ну я не знаю. Я не хотел. Извините…»

«Не хотел он! Еще и дрочил наверно, когда смотрел!», — возмущенно сказал Оля. — «Вить, давай тоже что ли на него посмотрим!»

Витя сильнее потянул за ухо свою напуганную и смущенную жертву. «Давай снимай штаны, извращенец!», — угрожающе рявкнул он.

Сережа не знал, куда деваться от стыда. Ему выкручивали ухо, совсем как делал папа, когда вел его на порку. Унижение и смущение от того, что он был застукан за подсматриванием добавляли безысходности его положению. Но подчиниться и снять штаны на виду у девушки, которую он так любил, он не мог.

Увидев, что мальчик не хочет подчиняться, Оля сказала, обращаясь к Вите: «Подержи-ка его! Сейчас я спущу штанишки извращенцу. Посмотрим, понравится ли это ему!»

Витя ловким движением каратиста снова зафиксировал руку Сережи в захвате, а Оля, уже не стесняющаяся своих обнаженных грудей, слезла с кровати, подошла к потерявшему всякую волю мальчику, и, нагнувшись, стала расстегивать его джинсы.

Как бы Сережа хотел, чтобы она расстегнула его джинсы, но в совсем других обстоятельствах! Он еще не демонстрировал свое обнаженное тело ни одной девушке, и сейчас это должно было случиться самым ужасным образом. Наконец Оля справилась с пуговицей и молнией и резко спустила Сережины джинсы вместе с трусами. Ее взгляду предстал совсем маленький, съежившийся от страха и стыда, член.

«Ой, да тут и дрочить то нечем!»,— удивленно сказала девушка. — «Как у моего маленького племянника!»

Она перевела взгляд на искаженное от боли лицо Сережи. «Что, никто не дает тебе с такой свистулькой? Только смотреть за другими остается? А ну, отвечай! Не дают?!».

«Неет…»,— простонал мальчик.

—Что значит, нет?

— Не дают…

— А подсматривал зачем?

— Нее знаю…

Сережа чуть не плакал.

«Ну-ка, смотри!»,— приказала девушка и стала тискать свои упругие груди почти перед лицом Сережи. — «Нравится?»

Сережа ничего не мог поделать. Он просто мог чувствовать, как его член стал наливаться кровью и тихонько простонал. Мальчик впервые видел обнаженную женскую грудь так близко и просто не мог не получить эрекции.

«Ооо, ты смотри! Оказывается эта пися еще и встает!.. Сколько тут? Сантиметров десять? Да такого бы я просто не почувствовала! Вить, покажи-ка ему настоящий мужской хуй»,— издевательски сказала Оля.

Витя, продолжая одной рукой удерживать Сережу, другой расстегнул ширинку. Оля помогла ему спустить джинсы и трусы.

«Вот это я понимаю!», — восторженно сказала девушка и стала мять и поглаживать солидный агрегат.

«Сейчас я ему все покажу!»,— зло прорычал Витя, член которого уже начал вставать.

Он отпустил руку Сережи из захвата, обошел, стоящего без трусов мальчика, так, чтобы быть перед ним, потеснив Олю, и с размаху влепил ему пощечину. У Сережи зазвенело в ушах.

«Вставай на колени, онанист!», — крикнул Витя и, схватив Сережу за ухо, принудил опуститься на колени.

Перед Сережиным лицом оказался огромный полуэрегированный член. Под ним висела тяжелая покрытая волосками мошонка.

«Открывай рот, засранец!», — приказал Витя и влепил мальчику еще одну пощечину.

От такого унижения и стыда Сережа потерял всякую волю и когда Витя открыл головку своего члена и стал пихать его в губы мальчика, тот послушно открыл рот и чуть не подавился — Витя вогнал свой уже полностью вставший член на всю глубину.

«Вот так, вот так, извращенец! Как тебе настоящий хуй? Лучше, чем дрочить?», — приговаривал Витя.

«Вить, брось его, иди ко мне», — сказала Оля.

Витя еще поводил членом во рту у Сережи, вытащил его, и снова влепив пощечину, оставил униженного мальчика в покое.

Сережа так и остался стоять на коленях с приоткрытым ртом, он был в шоке. Он видел, что Оля уже полностью разделась и лежит на кровати, широко раздвинув ноги. Она мастурбировала себя рукой, с улыбкой глядя на униженного юношу. Витя также снял всю одежду и подошел к кровати. Он посмотрел на Сережу, улыбаясь, потряс своим огромным членом и сказал: «Ну, смотри, раз хотел». Затем он залез на кровать, лег на Вику, приглашающе приподнимавшую свои разведенные бедра и вонзил в нее свой агрегат.

Сережа видел так любимое им порно, только вживую. Витя был мастером секса — он то полностью вытаскивал свой член из влагалища, то вводил его глубоко и делал круговые движения бедрами, чтобы доставить большее удовольствие девушке. Толчки были решительными и умелыми. Минуты через две девушка стала сладострастно стонать. Ее пальцы вцепились в Витину спину, она вся задрожала в волнах оргазма. Витя, повернув голову, довольно посмотрел на Сережу. Тот не отрывал взгляда от совершающегося действа. Сережин член стоял во всю свою скромную длину. Прямо при нем трахали девушку, в которую он был влюблен, и которую считал самым чудесным созданием, о встрече с которой наедине мог только мечтать, которой писал любовные письма… А теперь ее трахают огромным членом, членом, который десять минут назад был у неудачливого влюбленного во рту. Все это было слишком много для униженного мальчика-девственника — по его телу прошла дрожь, он тихо застонал, и из его члена хлынули потоки спермы. Дергаясь с каждым выбросом семени, Сережа осел назад, прислонившись к столу, стоящему за ним, и заплакал. Последние капли спермы попали на его собственную рубашку. Он заревел как ребенок, которого строго наказали. Увидев это, Витя участил рывки своего члена во влагалище Оли, и вскоре, огласив комнату рыком победителя, стал кончать, вжимая девушку в кровать.

Сережа тихонько плакал, лежа на полу. Казалось, он погрузился в бессознательное состояние, превратившись в маленького мальчика, который пережил больше, чем мог принять. Витя и Оля, тяжело дыша, лежали на кровати, обнявшись. Оля бросила взгляд на плачущего Сережу и прошептала: «Как он там писал, в письме? Мечтаю стать твоим Ромео…»

Витя рассмеялся.

Категории