Cайт предназначен для лиц старше 18 лет, если Вам меньше, то немедленно покиньте наш сайт
Большая подборка порно рассказов и секс историй

Полярный. Повесть. (Вторая авторская редакция)

Категории: Гомосексуалы
Матросу Вячеславу Шахову,

посвящается...



Так счастья не ждут,

Так ждут - конца:

Солдатский салют

И в грудь - свинца.



Квадрата письма:

Чернил и чар !

Для смертного сна

Никто не стар !



Марина Цветаева.





ПРОЛОГ





Мурманск провожал нас холодным дождем.

Настолько холодным, что мне казалось, будто среди колких капель воды уже попадаются первые, полурастаявшие льдинки.

Мы приехали на вокзал поздней ночью. Зеленый флотский УАЗик доставил нас прямо к поезду, на перрон.

Нас было пятеро. Двое матросов - Сергей Трошин и я, мичман Торчин - наш командир и старшина второй статьи Владимир Трофимов, шофер.

Кто же был пятым ?

Пятым... В этом то все и дело...

В отличие от нас, он не кутался в воротник черной флотской шинели, проклиная вечную непогоду и холод Мурманска.

Он не придерживал бескозырку рукой, чтобы она не улетела, подхваченная ветром, который продувал нас насквозь, как только мы покинули салон теплого УАЗика.

Он не дышал то и дело на покрасневшие, озябшие руки, стараясь их хоть немного согреть.

Наш "пятый" тихо лежал в двухметровом цинковом ящике, обшитом сверху не струганными сосновыми досками. И его уже ничего не волновало. Ровным счетом ничего...

"ГРУЗ 200". Это и был наш "пятый"...

А мы четверо были его "сопровождающими"...

Вот оно, самое отвратительное на Флоте задание, которое только могли поручить. Хуже, чем сотня нарядов вне очереди. Хуже, чем тысяча ночных вахт и караулов.

Но мы вызвались сами...

Мы везли мертвое тело одного из тех, с кем еще недавно вместе служили, в Москву.

"Сопровождающий" - нейтральное, почти светское слово. Звучит не страшно...

ПОХОРОННАЯ БРИГАДА - это звучит куда хуже. Зато - правдивее...

Еще неделю назад никто из нас не мог даже предположить, что такое может вообще случиться. Нас всех, всю нашу маленькую часть, надолго вышибли из колеи происшедшие на наших глазах события.

Так или иначе - все мы были их участниками.

С той лишь разницей, что мы - остались живы и невредимы, а вот двое людей - погибли.

И смерть их была быстрой и страшной...

Мы совершенно были к этому не готовы.

Все происшедшее казалось нам полным абсурдом, бредом, чьей-то ужасной, глупой, злой шуткой...

Мы не ожидали. Мы даже не допускали мысли, что такое в принципе может случиться...

Не только мы - сопливые мальчишки-матросы, которым и по двадцать-то еще не исполнилось. Но и наши командиры, наши офицеры, люди, умудренные жизненным опытом - они тоже оказались не готовы, они так же как и мы оказались застигнутыми врасплох.

Одно дело - слышать о смерти, знать о ней. Совсем другое дело - оказаться с ней лицом к лицу, почувствовать ее ледяное дыхание, ее сумасшедшую безжалостность, ее доходящую до безумия простоту и непоправимость.

Мы все глубоко переживали случившееся. Каждый по своему. Равнодушных среди нас не было, да и быть не могло.

Так вышло, что мы потеряли одновременно и своего лучшего друга, и своего злейшего врага. Но только ли их ?

Нет, мы потеряли нечто большее... Но об этом не расскажешь вот так, сразу...

Когда мы с Сергеем открыли задние двери УАЗика, чтобы перенести "цинк" в багажный вагон, грубый деревянный ящик, со странным и страшным содержимым внутри, равнодушно взирал на нас из темного салона.

Я никак не мог заставить себя думать о нем, как о "вещи". Мне никак это не удавалось. Порой, пока мы еще ехали в Мурманск, я бросал на его крышку осторожные, быстрые взгляды и у меня по спине и рукам пробегали мурашки. Сергей вообще всю дорогу глядел только на него, словно зачарованный.

Сергей... Сережа Трошин... Мой друг...

Он пострадал в этой истории больше всех нас вместе взятых. И уж если нам было нелегко - можете себе представить, каково было ему !

Почему ?

Он ведь потерял не просто друга. Он потерял САМОГО ДОРОГОГО ЧЕЛОВЕКА НА ЗЕМЛЕ...

Он лишился не врага. От него ускользнул сам сатана, настоящий демон в человеческом обличии, растоптавший в один миг самое святое и самое дорогое, что у Сергея было.

Я знаю, что Сергей отдал бы все, лишь бы иметь возможность отомстить своему обидчику.

И это еще слабо сказано !

Он вывернул бы его наизнанку, порезал на кусочки, заставил бы умирать долго и мучительно.

Он хотел бы быть его палачом...

Но отомстить мертвому - невозможно...

Мне кажется, именно об этом Сергей думал, когда вперил свой взгляд в деревянный ящик, который мы провожали в последний путь.

Хотя, может быть, я и ошибаюсь. Может быть, он думал о чем-то еще...

Голос мичмана вывел нас обоих из оцепенения.

- Давайте, ребята... Понесли...

Сергей подхватил один край "цинка" и выдвинул его наружу из УАЗика. Я подхватил другой.

Когда мы вдвоем несли его по перрону в багажный вагон - дождь пошел сильнее, а ветер - стих.

Мичман не торопил нас - он знал, как тяжела была наша ноша. Во всех смыслах.

Я шел сзади и видел, как струи воды разбиваются о грубые, сосновые доски "цинка", как они проникают в неплотные швы, где поблескивал серый металл. Дождь словно бы омывал гроб со всех сторон...

Я видел, что черная шинель Сергея уже порядком намокла и странно блестела в свете вокзальных фонарей. Крупные капли скатывались с его бескозырки и падали вниз, ему на спину. Черные ленточки с золотыми якорями покачивались из стороны в сторону при каждом его шаге. Как в замедленном кино...

Наваждение...

Ущипнуть бы сейчас себя за ухо и проснуться...

Только это, увы, не сон...

Начальник поезда уже ждал нас у багажного вагона, двери которого были открыты. Внутри вагона темно. Дверной проем - словно вход в пустую пещеру, - вместилище гулкого эха, древний склеп, молча и терпеливо ожидающий своего нового "обитателя". Огромный квадратный рот, отверзнутый в беззвучном крике...

В руках у начальника поезда блеснул фонарик. Наш мичман протянул ему какие-то бумаги. Начальник поезда молча кивнул и, махнув нам рукой, первым вошел в багажный вагон. Свет от фонарика заметался по полкам и стеллажам...

Погрузка не заняла у нас много времени...

Начальник поезда остался закрывать и пломбировать двери вагона, а мы вернулись к своему УАЗику.

Мичман давал Володе Трофимову, нашему шоферу, последние наставления - он должен был вернуться в часть без нас. Мы же с Сергеем подхватили свои рюкзаки, захлопнули задние двери теперь уже пустого салона и тоже подошли прощаться.

Володя молча пожал Сергею руку и когда тот отошел в сторону - бросил мне короткий многозначительный взгляд.

"Присматривай там за ним" - прошептал он одними губами и его слова растворились в шуме холодного, северного дождя.

"Да, конечно" - кивнул я и тоже пожал Володе руку.

УАЗик выпустил облачко белого дыма и уехал, а мы втроем двинулись к своему вагону.

Мичман шагал первым, Сергей и я - за ним.

Мы никуда не спешили, словно не замечая дождя и непогоды. Нам уже даже не было холодно.

Сергей молча шел рядом со мной и лицо у него было каменным и бледным. Ни кровинки...

Его сапоги отбивали шаг по мокрому асфальту перрона как-то особенно громко и четко, а из под тяжелых подошв во все стороны разлетались ослепительные водяные брызги.



* * *



Черная полоса, белая...

Черная, белая...

Черная...

Белая...



Это я считаю полоски на тельняшке Сергея. Он лежит на верхней полке нашего купе, спиной ко мне. Он делает вид, что спит. Я делаю вид, что ему верю. И считаю полоски на нем. Сверху - вниз, снизу - вверх... И опять по новой...

Поезд гремит на стыках часто-часто. Разогнался...

С каждой минутой мы все ближе к Москве.

Тридцать шесть часов пути. Всего лишь...

Я измаялся. Заснуть мне так и не удалось - спать совершенно не хочется. Впереди целая ночь - что я буду делать ? Может, пойти найти нашего пьяного мичмана и присоединиться к нему ?

Нет уж...

Я гляжу на три черные шинели, что аккуратно висят здесь же, рядом с моей полкой. Гляжу на круглые штандартики, пришитые к рукавам, гляжу на погоны. На бескозырки, на ленточки, с золотыми якорями, на офицерскую фуражку мичмана...

Черное, все черное... Как и мои мысли... Как и все вокруг нас...

ПОХОРОННАЯ БРИГАДА...

Нет, так нельзя !

Решаю выйти в тамбур покурить, хотя курить не очень хочется. Но лежать в купе и считать полоски на тельняшке Сергея становится просто невыносимо !

В тамбуре, наверное, холодно. Снимаю свою шинель и набрасываю на плечи. Она - влажная. Неприятно...

Осторожно выхожу в коридор и потихоньку прикрываю за собой дверь. Сергей даже не шелохнулся на своей полке. Может и вправду уснул ?

В тамбуре действительно холодно и пахнет отвратительно. Закуриваю "беломорину". Едкий дым сначала обжигает горло. Потом это проходит.

Я подхожу к двери, ведущей наружу, на улицу и смотрю в окно.

Темно. Совсем темно. Ни огонька... Только столбы мелькают, совсем рядом. Выбеленные дождями, как кости...

Везде, везде теперь мне чудятся символы смерти...

За моей спиной неожиданно хлопает дверь тамбура. Я оборачиваюсь.

Сергей...

Значит, все-таки, я не ошибся - он не спал.

Он подходит ко мне, глядит прямо в глаза. Он так крепко держит меня своим взглядом, что я не могу отвернуться, даже моргнуть не могу.

- Андрюш, дай закурить... - его голос хриплый и низкий, словно простуженный.

За эти последние дни я уже забыл, как звучит его голос на самом деле...

Я молча лезу в карман шинели и протягиваю ему пачку. Он вытряхивает оттуда папиросу и прикуривает ее от моей. Когда он это делает, его сильные, теплые пальцы сжимают мою ладонь немного сильнее, чем следовало бы.

И тогда я чувствую дрожь... Я чувствую, как его рука дрожит... И я знаю, что всеми силами он хочет сейчас скрыть это.

- Тебе плохо ?

Это спросил я и сам себе удивился. Я не хотел ничего спрашивать. Тем более - это.

Глупый и банальный вопрос...

Сергей ничего не ответил. Он просто кивнул головой и сполз по стенке, усаживаясь на корточки прямо напротив меня. Я поступил так же.

Теперь уже я сам хочу заглянуть ему в глаза, но он опускает голову и мне это не удается.

Сергей набирает полные легкие дыма, глубоко затягиваясь папиросой, и выдыхает огромное мутное облако прямо мне в лицо. Я зажмуриваюсь - глаза щиплет.

- Извини... - слышу я опять его голос.

- Фигня, не обращай внимания...

- Да, мне плохо... - голос Сергея дрогнул, - Еще немного - и я свихнусь... Нет сил больше терпеть все это...

Я протягиваю руку и глажу его по колючей голове, по затылку. Делаю так, потому что просто не могу этого не делать. Я знаю, что он все поймет правильно и не осудит меня.

- Нельзя, Сереж... Ты же знаешь...

Он смотрит на меня. Это взгляд затравленного зверя. Мне больно от его взгляда...

- Ничего я не знаю ! - почти крик.

И тут его "прорвало"...

Он падает на колени и тыкается головой мне в грудь. Сигарета выскальзывает из его пальцев и летит на грязный пол...

Он долго и страшно рыдает, а я держу его. Держу обеими руками, как маленького, обнимая за плечи. Мне кажется, что если я не буду так крепко держать его - он просто разорвется от горя.

Сколько мы так сидели - я не знаю. Долго. Понемногу он успокаивается. Я поднимаю его голову, вытираю ладонями лицо. Он старается отвести взгляд. Ему неловко за свою слабость.

Слабость ?

Я подкуриваю папиросу и вставляю ему в губы.

- Покури, Сереж...

- Спасибо...

Он кивает и вновь садится на корточки, прислонившись спиной к стене. Он смотрит в глубину тамбура. Там клубится дым от наших папирос.

- Я никак не могу забыть об этом ужасном ящике, что мы везем с собой ! Он постоянно у меня перед глазами ! - эти слова он шепчет, но мне кажется, что кричит, - Если бы я мог забыть о нем ! Если бы его не было ! Но ведь ничего уже не поправишь... Ничего... Почему жизнь такое дерьмо ? Почему всегда все против нас ? Почему я должен везти этот чертов ящик, эту смерть ? Я ведь обычный парень, такой же как и ты... За что это все нам ? За что ? За что ?!

Мне нечего ему ответить. Если бы я знал...

Вокруг нас - мгла, сумрак какой-то. Мы все еще здесь, в холодном, вонючем, прокуренном тамбуре поезда, спешащего в Москву. Мы оба тонем в сизом, едком табачном дыму. Мы словно заблудились в тумане. И некому нас вывести...

Я закрываю глаза...

Странное состояние раздвоенности. Когда кажется, что ты - уже не совсем ты. А нечто неизмеримо большее, незнакомое, далекое... От этого становится страшно. Все чувства обнажены... Эту боль трудно описать. И безвыходность окружающего только умножает ее...

- Как хорошо, что ты поехал со мной, - я чувствую, как тяжелая рука Сергея ложится на мое плечо и это прикосновение вновь выдергивает меня из липкого сиропа безумия.

Я пытаюсь улыбнуться ему. Улыбка, наверное, выходит жалкой.

- Хочешь, я достану водки ? - вдруг приходит мне в голову мысль.

- Зачем ? Будем как мичман, напиваться до бесчувственности ?

- Нет, не для этого...

- Тогда для чего ?

- Помянем...

Окончание фразы застревает у меня в горле. Я не могу этого выговорить. Стараюсь и не могу...

Тут взгляд Сергея проясняется. Из туманного и отрешенного он превращается в острый и жесткий.

- Прости меня ! - это было сказано уже твердым голосом, - Конечно, мы должны помянуть Славика... Как же это я сам не... А где же мы достанем водку ?

- Я найду. Подождешь здесь ?

- Да. Но если хочешь - пойду с тобой.

- Нет. Не нужно. Я сам. Я быстро...

- Ладно.

Я поднимаюсь и иду к двери в вагон. Прежде чем открыть ее, я оборачиваюсь на Сергея. Он стоит у стены и глядит в окно. В ту самую черную пустоту, куда смотрел перед этим я. У меня возникает чувство "дежа вю"... Будто бы Сергей сейчас - это я сам...

Так странно все это...

Но как только я шагнул из тяжелого сумрака тамбура в теплый и светлый коридор вагона - это чувство сразу же исчезло.

Денег у меня в карманах было не так уж много. Но на бутылку должно было хватить. А где достать водку в ночном поезде - всем известно.

Я подошел к купе проводницы, тихонько постучал и дернул дверь.

Она сидела за столом и что-то писала...

Маленькие, озорные глазки. Удивленно приподнятая бровь. На тонких губах - улыбка.

- Тебе чего ?

Голос молодой и задорный, как и она сама.

- Мне бы водки достать. Мы тут с другом...

Ее улыбка становится шире.

- И только-то ? А деньги есть ?

Я протягиваю ей ладонь, на которой лежат три мятых бумажки и мелочь.

- Не густо, морячок ! - она явно заигрывает со мной, без стеснения, - И это все, что ты можешь мне предложить ?

Я смущаюсь. Впрочем, совсем немного.

- Мне бы водки... Очень надо...

- А мне бы - мужика... Тоже очень надо... - она прыснула смехом.

Я смущаюсь больше. Или только делаю вид, что смущаюсь ? Я не знаю...

- Короче, - она встает, - Если придешь потом ко мне, когда все улягутся - дам водки. А деньги свои - спрячь. Так что ? Придешь или нет ?

- Приду, ладно, - я ничуть не удивлен такому обороту событий. Такое уже бывало со мной в поездах. И не раз.

- Смотри ! - она в шутку грозит мне пальцем и достает из под сидения бутылку "Русской". - Вот, держи. И не забудь, что обещал ! Друга тоже можешь привести...

Я беру из ее рук водку и поворачиваюсь к открытой двери, собираясь уйти.

Она легонько шлепает меня ладонью по заднице и опять хохочет.

- Смотри не перепей ! Морячок !

Я краснею и вываливаюсь в коридор, сжимая заветную бутылку обеими руками, как знамя.

"Ну и блядь !" - проносится в моей голове мысль и я спешу назад в тамбур, к Сергею.

Он все так же стоит у двери и смотрит в окно.

- Достал ?

- Да. Вот...

Я протягиваю ему водку.

- Нет, - он мотает головой, - Открывай ты...

Я срываю с горлышка алюминиевую пробку. Теперь Сергей осторожно берет бутылку у меня из рук. Он смотрит в пол.

- Давай выпьем с тобой, Андрюха... Давай помянем нашего товарища...

- За Славика...

- За Славика... - голос Сергея дрогнул и он приложился к бутылке первым.

Потом я.

Закусывать было нечем.

Водку я поставил в самый угол тамбура, чтобы случайно не опрокинуть.

Мы опять сели на корточки, друг напротив друга. Закурили.

Стало ли нам легче ? Не знаю. Ну, разве что - совсем немного. Минут десять мы молчали. Только курили и слушали стук колес. Каждый думал о своем. Но в то же время - думали мы об одном и том же. Это было понятно без слов.

- Знаешь, Андрюха, ты молодец... - голос Сергея окреп и стал таким, к которому я привык за наш последний год совместной службы. - Ты заставил меня хоть что-то правильное сделать. А то я уже совсем... Того...

- Я вижу... Мне ведь тоже нелегко...

- Да, нелегко...

Мы опять немного помолчали.

- А где ты водку достал ? - Сергей спросил это с интересом. Или мне показалось ?

- У проводницы... - ответил я и усмехнулся.

Сергей заметил.

- Что такое ? - краешек его губ тоже приподнялся. Совсем чуть-чуть.

- Денег не хватило. Но я договорился, что оставшуюся часть она возьмет натурой. Вернее - "договорилась" она.

- Да ? - Сергей уже улыбался по-настоящему.

- А что было делать ? - я пожал плечами.

- Теперь уж действительно делать нечего. Придется отрабатывать...

Мы тихонько хохотнули в один голос.

- А она хоть хорошенькая ? - щеки у Сергея порозовели и это меня радовало.

- Не знаю... Я не успел заметить... Хлопнула меня по заднице... Представляешь ?

- Представляю. Но твоя задница это пережила ?

- Пережила, - я кивнул.

Тут мы поглядели друг на друга как-то странно и словно очнулись. У обоих в глазах застыл один и тот же вопрос: "Что это с нами ?".

Почему мы смеемся ? Разве сейчас время для шуток ?

Сергей потупился и я видел, что ему стыдно. Стыдно было и мне. Хотя стыд - не совсем то чувство, что мы испытывали. Скорее - неловкость.

Как же так ? Улыбаться, после того, что произошло ? Говорить о какой-то игривой и распутной проводнице, когда ты по собственной воле стал членом похоронной бригады ?

Ведь багажный вагон не так уж и далеко...

- Знаешь, Андрюха, бери-ка ты бутылку и пошли в купе. Холодно тут... - прервал Сергей томительную паузу.

- Да, пойдем... - кивнул я в ответ, взял бутылку и мы поднялись.



* * *



Я открыл дверь в наше купе и уже собирался войти, когда Сергей, шедший следом, тронул меня за плечо.

- Андрюха...

Я повернулся к нему.

- Да, Сереж ?

- А ты действительно хочешь пойти к ней ?

До меня не сразу дошло, о ком он говорит. Потом я понял - о проводнице.

- Нет, Сереж. Если честно - совсем не хочу. Но я ведь пообещал...

- Раз так, то и не нужно никуда ходить, - мне показалось, что в голосе Сергея была ревность, - Я сейчас сам пойду и отдам ей деньги.

- Глупо все это получилось...

- Не бери в голову, - он посмотрел мне в глаза, - Иди, я сейчас вернусь...

Я отвернулся от него и вошел в наше пустое купе, а Сергей пошел дальше по коридору.

Первым делом я снял и повесил на место свою полумокрую шинель. Потом повернулся к окну и огляделся.

Верхний свет показался мне слишком ярким и я его выключил. Вместо него я зажег два ночника. Сразу стало уютнее. Купе теперь выглядело по-другому...

Мичмана все еще не было. Похоже, он не особо спешил вернуться к нам. Да и зачем ? Я представил, в каком состоянии он вернется, когда решится на это. Поезд полон офицеров Флота, компанию он себе всегда найдет. Наше присутствие его явно тяготило. А до Москвы ведь еще так далеко...

Я подсел к столику. Поесть, может быть ? Нет, не хочется... Ничего не хочется...

Вернулся Сережа. Так быстро ?

- Ну что ? - тихо спросил я.

- Ничего. Все нормально, - ответил он, закрыл дверь в купе и снял свою шинель.

Я понял, что тема исчерпана.

Сергей сел к столику с другой стороны. Он поглядел сначала на нашу бутылку с выпивкой, потом на меня.

- Разливай, Андрюха...

Я налил в стаканы немного водки и поставил бутылку на место.

Выпили молча.

- Не берет она меня совсем, - Сергей кивнул на бутылку.

Я тоже кивнул. Но дело было не в водке, конечно. Дело было в нас. Если так пойдет дальше, одной бутылкой мы не обойдемся...

Сергей откинулся назад и прислонился к стенке купе. Я же оперся на стол, положив на него локти.

Он смотрит в окно, за которым ничего не видно. А я смотрю на него...

Поезд стучит на стыках рельс, вагон покачивается и поскрипывает.

Сережа... Он такой красивый, в этой своей тельняшке... Но лицо, его лицо...

- Господи... Никто не знает, что это такое... Каково это... Никому этого не объяснишь... - неожиданно заговорил Сергей, - Вот он - живой, совсем рядом, говорит с тобой, смотрит на тебя... А потом... Потом он уже лежит на причале с простреленной головой... И повсюду его кровь... Даже у тебя на лице... Если бы ты видел его глаза, когда он стрелял... Если бы ты только их видел ! Этого никогда не забудешь ! Слышишь ? Никогда !

- Я знаю, Сереж, все я знаю... - у меня щемит сердце - я ведь и сам был не так далеко, когда все это случилось.

- Да ни черта вы все не знаете ! Ни черта... Ни черта... - Сергей зажмуривается и качает головой из стороны в сторону.

Я думал, что сейчас будет еще одна истерика, что Сергей опять даст волю своим чувствам, но никакой истерики не последовало.

Он приложился к бутылке, сделал большой глоток, вытер тыльной стороной ладони рот и шумно втянул воздух.

- Ты многое знаешь, Андрюха, многое... Ты ведь один из нас... И ты был ТАМ... ТОГДА... Был... Но - не всё. Нет, не всё ты знаешь... Даже ты. Никто не знает всей правды. Никто и не может ее знать, - он на секунду задумался, как будто принимал для себя какое-то важное решение, а потом твердо произнес, - Но её знаю я...



* * *



Как все это началось ?

Очень просто...

В 199.. году Славику исполнилось восемнадцать и в один прекрасный весенний день он обнаружил в почтовом ящике повестку о призыве на действительную воинскую службу.

Были проводы, друзья, песни и танцы... Была мама, вначале суетливая, желающая всем угодить и все успеть сделать "как надо", потом - заплаканная, когда наступило утро следующего дня и нужно было оставить родной дом и ехать к Райвоенкомату, на сбор. Мама оставляла его на несколько часов, Славик - на несколько лет... Ему тоже было грустно - из-за нее. Она будет тут совсем одна. Его будут кормить, поить, одевать и обувать все это время. А она все это время должна будет заботиться о себе сама. Сможет ли она ? Все ли будет у нее хорошо ? Кто поможет ей, если будет трудно ?

Он не знал ответов на эти вопросы...

У Райвоенкомата он расцеловал ее и сел в автобус, как и другие ребята - будущие солдатики. Он долго махал ей из окна, пока она не скрылась из виду...

Потом он долго смотрел в окно - прощаясь с родным городом, с любимой Москвой.

Когда теперь он здесь окажется снова ? И что готовит ему его близкое будущее ? Что там будет ?

Впереди предстояла долгая разлука со всеми и с тем, что он любил в своей жизни, чем он дорожил, о чем заботился... И ему было грустно... Впереди у него расстилался путь абсолютно неизвестный ему... И было немного боязно... Впереди его ждала дорога и этот автобус уносил его по этой дороге все дальше и дальше... Куда ? Он понятия не имел...



Вначале - он попал в подмосковный город Железнодорожный, знаменитую "перевалочную базу" всех призывников. Медкомиссии, досмотр, еда сон... И опять по кругу. Здесь Славик пробыл целых три дня. Он и еще человек десять ребят, которых призвали вместе с ним из одного РВК. Три дня, конечно, многовато. Все шутили и говорили, что для них приготовили "что-нибудь особенное". Когда в их комнату отдыха на третий день, сразу после обеда, вошел подтянутый человек во флотской форме и двое матросов вместе с ним, все поняли, "чего они дождались"...



ВМФ.

Военно-Морской Флот.

Три года вместо двух.

Вот тебе и "на"...

Приплыли...



Они всей группой приехали на Ленинградский вокзал и погрузились в поезд "Москва-Никель". Немного оправившись от первого потрясения, ребята принялись утешать друг друга, говоря, что на Флоте ведь существует еще и Морская пехота, а там срок службы - как в Армии, два года.

Это нехитрое утешение сработало на удивление хорошо и настроение у всех вновь улучшилось.

Ехали долго. Двое суток. Зато - весело. Еды, еще домашней, было много. Ее свалили в "общаг" и каждый брал то, что хотел. Травили анекдоты, рассказывали истории, курили в тамбуре, смотрели в окна, на места, где раньше никогда не бывали. Словом - никто не скучал...

Сопровождающие - лейтенант Флота и двое матросов хранили глухое молчание как по поводу пункта назначения этого "маленького путешествия", так и по поводу ожидающей ребят судьбы вообще.

На третьи сутки, к обеду, "пункт назначения" разъяснился сам собой.

Город Североморск.

Он встретил ребят холодной, промозглой погодой, мелким дождем и свинцовым небом.

Вот так сразу, да - из лета в промозглую осень... Необычно...

Город был серый и скучный, он как будто бы спал. Кругом - масса моряков в черной форме. Неудивительно, ведь Североморск - столица Северного Флота.

Их разместили в отдельном одноэтажном здании - бараке. Временно. Здесь пришлось расстаться с гражданской одеждой и гражданской прической... Их вымыли, переодели в синие робы без гюйсов, сапоги, черные шинели и белые бескозырки без ленточек. Вот так, да, без ленточек - словно тарелка на голове. Смотрелись ребята забавно и чудно. Каждому выдали рюкзак с нехитрым содержимым - бушлат, портянки, фланки, тельняшки, гюйсы...

В Североморске Славик пробыл в общей сложности около месяца. Даже успел отправить два письма домой, маме.

Днем приходилось либо рубить на части огромные брикеты рыбы для камбуза (столовой части), либо разгружать машины с углем.

Медкомиссии следовали одна за другой. Приезжали "покупатели" из разных частей и забирали то одних, то других ребят.

Когда в часть заявлялись морпехи, все, затаив дыхание, молили Бога, чтобы они увезли с собой именно его.

Славик ни о чем Бога не молил. Наверное, потому морпехи не обратили на него особого внимания, хотя он и по стати, и по выправке, и по росту, и по физической развитости вполне для них подходил.

Но разве поймешь, что им нужно ?



К концу месяца знакомых ребят в бараке почти не осталось. Старых разобрали, с новыми Славик просто не успевал знакомиться - они уезжали если не на первый день, то уж точно - на второй.

У Славика постепенно начало складываться впечатление, что он тут один находится дольше всех, что он "самый старый", но это, конечно, было не так - просто так казалось.

"Местные матросы" относились к Славику хорошо и даже - уважительно. Какую бы работу они ему не давали, он выполнял ее честно и упорно, даже когда было очень трудно.

"Этот парень вкалывает как лось, - как то сказал один из старших матросов, самый здоровый, про Славика, - Если кто его пальцем тронет - я тому ебало разобью..."

И Славика никто не "тронул". Ни разу.



В один из совершенно обычных, дождливых, холодных и серых дней, Славика вдруг неожиданно сняли с наряда и приказали идти в барак - собирать вещи. Значит, решил он, дождался...

Так оно и оказалось.

Дневальный передал ему, что он должен явиться с вещами и документами на КПП. И еще - пожелал удачи. Славик пожал ему руку на прощанье - он уже знал, что уходит отсюда насовсем.

За КПП стоял "газик", а около него - лейтенант, "летёха". В форме ВМФ, обычной. Три года ? Три года...

Морская пехота многое потеряла...

"Летёха" был молодой и усатый.



"Матрос Шахов ?" - спросил он Славика и шагнул к нему навстречу, протягивая руку.

"Так точно, товарищ лейтенант".

"Добро. Тогда прыгай в машину. Поедем служить !" - он улыбался.



Славик забросил свой рюкзак на заднее сидение и сел сам. В машине кроме них был еще один матрос - шофер. Славик поздоровался с ним за руку.



"Ну, вперед !" - скомандовал "летёха".



Матрос завел мотор и газик шустро побежал по раскисшей дороге.

По пути "летёха" рассказал Славику о месте его будущей службы. Это была небольшая береговая часть в пограничной зоне, рядом с городом Полярный - бывшей столицей Северного Флота. В части всего тридцать человек личного состава. Коллектив маленький, но дружный. Никакой "дедовщины" и "внеуставняка". Да, служить придется три года. Но за этот срок, если все будет хорошо, можно съездить в отпуск раз 5-6, то есть получалось - в полгода раз.



"Могло быть хуже, - сказал тогда Славик самому себе, - Ведь я мог попасть на подводную лодку... Или корабль".

Да, могло бы... Но не было... А уж он наслушался в Североморске про лодки и корабли такого....

Словом, можно считать - повезло... Как "спасенному" утопленнику... Не совсем утонувшему...



"Летёха" сказал, что "учебки" как таковой - не будет. КМБ (курс молодого бойца) он пройдет на месте, в части. Где-то через месяц - Присяга, выдача личного оружия... Ну и "всеобщее уважение"...



"Но месяц ты уже отслужил, имей в виду, - напомнил, смеясь, лейтенант, - Ведь пребывание в Североморске засчитывается в срок службы. Так что, осталось совсем чуть-чуть..."



Это последнее замечание немного расстроило Славика. Оно опять напомнило о злополучных трех годах, вместо двух...



От Североморска до Мурманска доехали быстро. За разговорами и шутками, которые отпускал то "летёха", то матрос-шофер, время пролетело незаметно.

Они проехали через весь город, над которым витал неуничтожимый "рыбный" запах (Мурманск - единственный из северных портов, незамерзающий круглый год) и приехали на огромный военный причал.

Здесь стояли на якоре огромные корабли - серые, номерные, с вращающимися локаторами, несколько подводных лодок - черных, огромных, тоже номерных, а так же катера, самых разных размеров и назначения.

Они подъехали к небольшому катеру (похожему на пограничный) и вышли из машины. Славик и лейтенант. Матрос-шофер - остался. Оказывается, он служил в Мурманске и был не из их части. Прощание с ним не заняло много времени.

Они вдвоем по трапу поднялись на борт катера. Лейтенант проводил Славика в кают-компанию, положил там свой чемодан и сказал, что поднимется на мостик, доложить капитану, что они прибыли и можно отправляться.

Славик спросил его, долго ли им плыть ?

"Летёха" озорно усмехнулся:



-Запомни, матрос. Плавает - гавно в проруби. А моряки - ходят ! Нет, нам не долго. За полчаса, я думаю, по такой спокойной воде - доберемся.



И он ушел.

Вскоре катер завел машину, они отшвартовались и тронулись в путь. Лейтенанта все не было. Славик не решился выходить на палубу без его разрешения, поэтому наблюдал за дорогой из окна-иллюминатора, которое было открыто.

Порт миновали быстро. Дальше - смотреть было не на что. Они шли широким фарватером, который с двух сторон обступали каменистые сопки с жалкими кусочками зелени. Серо-сизое небо здесь, в Мурманске, нависало даже еще ниже, чем в Североморске и казалось, что оно вот-вот упадет на воду из-за своей тяжести.

Вернулся лейтенант.

Дальше шли молча. Только катер урчал и тарахтел...

Лейтенант о чем-то задумался. Наверное о том, как хорошо было в отпуске и еще о том, что опять начинается служба... Для Славика эта служба действительно только начиналась...

Через какое-то время "летёха" тряхнул головой, словно прогоняя дурные мысли, и вновь стал разговорчивым.

Он сказал, что самого города Полярный Славик сегодня не увидит - их часть стоит чуть в стороне от него. И еще, что несмотря на позднее время, их обязательно накормят...

Вскоре они прибыли...

По левой стороне пролива сопка стала более ровной и Славик увидел на ней террасу, похожую на гигантскую ступеньку. Вот на этой "ступеньке" и располагалась их часть.

Катер сбавил ход и начал швартоваться к бетонному причалу, надо отметить - причалу довольно длинному. Лейтенант заметил, что здесь достаточно глубоко, а причал такой длинный - для того, чтобы могли швартоваться не только катера, но и подводные лодки. Он сказал, что фарватер углубляли здесь специально - с правой стороны он намного мельче...

Когда машина катера встала, они начали собираться.

На причале их никто не встречал.

"Не робей, - сказал лейтенант и подмигнул Славику, - Люди здесь водятся... Просто у каждого свое дело. Сейчас пойдем, доложимся дежурному".

Они попрощались с капитаном, который вышел на палубу проводить их и сошли на берег по перекинутому временному трапу.

Катер завел машину и двинулся в обратный путь. Славик не стал смотреть ему вслед...

Он повернулся и оглядел ЭТО МЕСТО...

Место, которому предстояло стать его домом надолго...

"Пошли, матрос Шахов, - сказал лейтенант, - Нас ждут великие дела".

И они пошли...

Впереди них, совсем недалеко, была команда - двухэтажное кирпичное здание, цоколь которого был выкрашен голубой краской. От него вверх по сопке уходила и терялась за склоном асфальтовая, старая дорога. Слева от команды были автомобильные боксы и еще один бокс без окон - скорее всего склад. Это было все. Это была ВСЯ ЧАСТЬ...

Славик тоскливо вздохнул - негусто...

Интересно, сколько же здесь живет народу ? Командиров ? Матросов ?



"Не робей, Шахов, - сказал "летёха", заметив его настроение, - это на первый взгляд кажется, что тут пустыня. Потом тебе тут тесно станет, это ты уж мне поверь...



Славик поправил рюкзак на плече и кивнул лейтенанту... Они зашагали быстрее. Через минуту лейтенант уже докладывал дежурному мичману воинской части 954ХХ-Б о своем прибытии из отпуска и о прибытии пополнения - матроса Вячеслава Шахова...



Так все это началось...



В этой части, 954ХХ-Б, Славику впервые выдали черную ленточку к бескозырке с надписью золотом "Северный Флот", а так же погоны к шинели, бушлату, робе и знаки различия - маленькие черно-красные круглые штандарты. Так Славик из обыкновенного "ВМУ" - "Военно-Морское Уёбище" (как выражались "местные" в Североморске) - превратился в настоящего матроса, такого же, как и все остальные.

В этой маленькой части ему предстояло служить полных три года и здесь превратиться из обыкновенного "салаги" в настоящего мужчину. В этой части... Да мало ли что еще ! Кто может знать это наверняка... И Славик не знал тоже...

Как лейтенант и обещал - их покормили. Довольно вкусно. Славик оставил свои вещи у дежурного мичмана, на пульте. Вахтенный проводил его на второй этаж, в кубрик, где давно уже были опущены черные экраны на окна и стоял откровенный храп (все-таки местное время было уже ближе к полуночи), показал на свободную коечку, уже заправленную.

"Занимай, - сказал вахтенный, - Если нужно в гальюн - иди, там, по коридору и направо. А так - спать. Все остальное - завтра. Подъем в 6 утра. Спокойной ночи".

Славик не хотел в туалет, поэтому разобрал коечку, разделся и лег. Но заснуть ему все никак не удавалось - слишком много новых впечатлений за один день. Наконец, ему это удалось...



* * *



Славик сидел в "красном уголке" у окна и смотрел на пролив. Он пытался написать письмо маме. На подоконнике перед ним лежал чистый лист и шариковая ручка. За окном сыпал мелкий противный дождь. Серое небо, свинцовые тучи... Каждый день, день за днем... Где же затерялось солнце ?

Лето... Это называется - ЛЕТО... Смешно... За тот месяц, что он в общей сложности провел здесь, на Севере, он видел солнце не больше трех раз... На несколько минут... Что же будет зимой ?

Ему очень не хватало ночи из-за этого гребучего, постоянного, полярного дня - ему не хватало ее тьмы, ее загадки, ее особого настроения... Первое время он даже плохо спал именно из-за этого, несмотря на изнуряющую работу и огромную усталость... Несмотря на то, что окна "на ночь" закрывали непрозрачными, черными экранами... Все равно он чувствовал, что за окном - светло... Даже через экраны...

Ему очень не хватало звезд, их вида, их сияния, их чарующего блеска... Он скучал по ним, точно так же, как скучал по маме, по своему городу, по своей прошлой жизни, хотя прекрасно понимал - прошлая жизнь уже не будет прежней, все уже изменилось, все стало по-другому... Потому что изменился он сам... И эти изменения продолжались...

Славик посмотрел на чистый лист и взял ручку. О чем он собирался написать ? Это ведь первое его письмо отсюда...

Он начал: "Здравствуй, дорогая мама !"

Что дальше ? Где-то тихо пело радио...



Исчезли солнечные дни и птицы улетели,

И мы с тобой опять одни, неделю за неделей...

Вдвоем с тобой, вдвоем с тобой, остались ты да я,

Любимая, любимая, бесценная моя...



Голоса из прошлой жизни...



Он продолжил:



"Пишу тебе, наконец, из воинской части, где я останусь служить. Место, куда меня привезли, можно описать так: сопки, Баренцево море и наша маленькая воинская часть. Больше ничего. В нескольких километрах отсюда находится город Полярный, бывшая столица Северного Флота, частью которого я теперь стал. На три долгих года. Кем я буду тут и что я буду делать - пока неизвестно. Покажет будущее. Приехать сюда ко мне нельзя - у нас тут пограничная зона. Так что единственный способ увидеть меня - это когда я поеду в отпуск. А это будет не раньше чем через год. Северную природу описывать не буду - ты много раз видела ее и в кино, и по телевизору. И про полярную ночь ты тоже знаешь. Чем тут все занимаются в это время - понятия не имею. Темно, метель, мороз - 45 градусов... Есть красивая вещь - полярные сияния. Они бывают во время полярной зимы. Но не очень хорошо они влияют на здоровье, как мне сказали. Мне еще предстоит все это выяснить. Пока, ведь, у нас лето и полярный день... Климат здесь мокрый и сырой - море рядом... Солнца почти не видим - только тучи, облака, дождь...

Пока я только работаю - дельного ничего не поручают. И я делаю все, что приказывают. В первые дни мне было очень плохо и тоскливо, сейчас вроде понемногу привыкаю... Но как ко всему этому можно привыкнуть - ума не приложу... Однако и здесь кому-то служить надо, что же сделаешь... Гарнизон у нас мизерный, в части всего 30 человек. И больше ни души вокруг - только мы. Примерно через месяц - Присяга. Жалко ты не сможешь приехать - я бы так хотел ! Ну да ладно...

Как только отпустят в увольнение - сфотографируюсь и пришлю тебе фотку, посмотришь на меня. Все таки матросская форма вещь довольно красивая. Я будто бы старше даже в ней стал. И вообще - я очень изменился. Но это - не к худшему. Скорее, наоборот.

Друзей пока не приобрел, но и врагов - тоже. Относятся ко мне нормально, так что не переживай за меня. Просто очень много работы и я очень устаю. И надеяться мне приходится только на себя. Может быть дальше будет чуть полегче... А пока - все так, как есть.

Передай огромный привет всем, кто меня знал.

Пока прощаюсь. Буду писать еще.



Твой сын Слава".



* * *



Славик сидел в кубрике, за столом и пришивал второй погон к своему новому бушлату. Первый он пришил пятнадцать минут назад. Дело не клеилось - он исколол уже все пальцы.

Он не увидел, как кто-то вошел в кубрик и отчетливо произнес: "Матрос Шахов - к замполиту !".

Славик поднял глаза от бушлата, но тот, кто это сказал - уже развернулся к нему спиной и выходил из кубрика.

Он отложил бушлат и поднялся из-за стола. Его вызывали. Интересно, зачем ?

Комната замполита находилась здесь же, на втором этаже. Через десяток секунд Славик уже был перед ее дверью. Он осторожно постучал и толкнул ручку.



-Можно ?

-Да, заходи...

-Матрос Шахов прибыл... - начал он доклад "по форме" и вдруг осекся.



За столом замполита сидел такой же матрос, как и он, только чуть постарше. Он мельком видел его раньше, но не знал, как его зовут.



-Чего растерялся ? - широко и открыто улыбнулся матрос, - Заходи. Меня попросили заполнить на тебя кое-какие документы. Замполита вызвали в штаб. Я иногда помогаю ему.

-Да-да... Я... Ага, я понял... - Славик продолжал стоять, все еще отдавая честь.

-Да опусти ты руку то ... - улыбка у парня была очаровательная.

-Ой... - Славик словно бы вспомнил о своей руке, которую он все еще прикладывал к бескозырке и опустил ее.

-Ладно, Шахов это фамилия. А зовут-то тебя как ?

-Славик...

-Хм, - усмехнулся матрос и покачал головой, - "Славик"... Вячеслав, значит... А отчество ?

-Андреевич...



Он что-то написал на листке бумаги, который лежал перед ним на столе и опять посмотрел на Славика.



-Меня зовут Сергей. Фамилия Трошин. Я служу уже год. А ты чего стоишь то ?

-А что ? - Славик пожал плечами, словно спрашивая "Что-то не так ?".

-Бери баночку и садись поближе.

-Чего брать ? - Славик чувствовал, что он выглядит как идиот, но он действительно не понимал Сергея.

-Баночку... Табуретку, бери... Дурачок ! - Сергей опять широко улыбнулся. Его улыбка была доброй и теплой.

-Ааа !! - Славик взял одну из табуреток, стоящих у стены и подсел к столу.



И вот в этот самый момент, что-то внутри него "ёкнуло". Он не понял, что это было. Только его охватило какое-то странное чувство - еще незнакомое, совершенно новое и непонятное. Это переживание было похоже на легкую тоску, но оно не было печальным - скорее наоборот. Славик нахмурился - что это с ним происходит ? Если бы жизненного опыта у него было побольше, он бы знал - ЧТО... Но жизненного опыта у него было не так уж много...



-Ну что же, Славик, вот мы и познакомились. Очень приятно, - Сергей привстал и протянул ему через стол руку. Рукопожатие было крепким. - Я присматривался к тебе все эти дни, с тех пор, как ты появился у нас. Мне кажется - ты отличный парень, матрос Шахов.

-Ты тоже... - неожиданно для самого себя сказал Славик и почему-то смутился. Сергей словно бы не заметил этого. Но он, конечно же, все слышал...

-Нам ведь вместе служить еще два года. Меня можешь звать просто Серегой. Я парень простой и без "задвигов", - он опять ослепительно улыбнулся, - Ты в курсе, что здесь, где находится наша часть, проходит пограничная зона ?

-Кто-то мне уже говорил это. Я в курсе...

-Ну так вот. Ты должен подписать эту бумагу, - Сергей протянул ему листок, в котором он писал, - Это простая формальность, но ты все же прочти, прежде чем поставишь на ней свой автограф.



Славик взял бумагу и начал читать. "Особая форма допуска и секретности... Неразглашение тайны... Запрещается покидать территорию части без особого разрешения или распоряжения... Посещения родственников исключаются... В письмах и телефонных переговорах не разрешается упоминать..." - и так далее и в том же духе. Славик все это читал, но в то же время думал о другом. Думал он о Сергее. Этот парень обладал какой-то странной магией воздействия на него... Почему ? Славик не мог понять... Но он чувствовал власть этого человека над собой, его авторитет и его... притяжение, - да, вот оно, нужное слово...



Он сделал вид, что прочитал форму до конца, подписал ее (Сергей дал ему ручку) и вернул обратно.



-Ну вот. Это все, матрос Шахов. Славик... - улыбка Сергея словно солнце озаряла все вокруг.

-Я могу идти ? Мне еще второй погон нужно пришить... - сказал Славик и сразу пожалел об этом. Разве он должен был торопиться ? Разве так важен был ИМЕННО СЕЙЧАС этот чертов погон ? И вообще, он выглядит глупо... Разве он такой ? Что с ним творится ?



Теперь Сергей не просто улыбнулся - он рассмеялся, громко и залихватски. Его смех звучал кристально чисто и настолько заразительно, что Славик тоже улыбнулся.



-Погон ? Ну ты даешь ! - Сергей перестал смеяться, - Ладно, иди, конечно. Думаю, мы с тобой подружимся. Да ты не робей ! Здесь тебя никто из ребят не обидит. В таких крошечных частях, как наша - свои законы. И к "чайникам" отношение особое, не как везде. Чувствуй себя равным среди равных. Все пашут одинаково, как лошади. Так что и ты впрягайся...

-Да я уже...

-Ну вот... А если будут какие проблемы - приходи ко мне, ладно ? Я смотрю, ты держишься как то обособленно. Еще ни с кем не подружился ?

-С тобой вот...

-Ну и хорошо. Ладно, мне тут еще кое-что надо сделать, а ты погоны дошей. После обеда - найдешь меня ? Поговорим, если хочешь..

-Найду ! - кивнул головой Славик и показал Сергею все свои зубы. - Ну я пойду ?

-Да, - Сергей опять протянул ему руку, - Очень приятно было познакомиться с тобой.

-И мне...



Славик бросил на Сергея пристальный взгляд и вышел из кабинета замполита. Сергей смотрел ему вслед, пока дверь за ним не закрылась, только после этого он почему-то покачал головой и вернулся к своей работе...



После обеда они встретились, как и планировали. Славик нашел Сергея около команды, в "курилке".

Весь послеобеденный "час отдыха" они провели там, за разговорами, вместе. Им никто не мешал. Славик рассказал о себе, откуда он, как жил и с кем, рассказал о своих увлечениях и о том, что даже не помышлял попасть служить на Флот - тем более, на три года.

Сергей сказал ему, что это чувство "обиды" скоро пройдет. Что сначала у всех оно было. Просто нужно время, чтобы привыкнуть к новому месту, новой жизни, новым людям. Потом Сергей рассказал о себе.

Он родился в Нижнем Новгороде, в городе, где Славик никогда не был. Учился в школе, увлекался мотоспортом. Жил с отцом и матерью, еще у него был младший братишка. Очень любил кино и путешествия. Всей семьей они объездили чуть ли не полстраны. В Москве был всего несколько раз. Ему там не очень понравилось - суетно и слишком много народу. Очень любил свой город и после службы обязательно вернется туда. О "сверхсрочной" не мечтает - нет, карьера военного, это не для него. Здесь - помогает замполиту, когда тот его просит об этом и возится в гараже с машинами. Что-то вроде механика, да. Техника - его "конек". Его так и зовут тут - "Механик № 1"... Забавно...

Пока Сергей все это рассказывал, Славик имел возможность получше рассмотреть его. Высокий, почти на полголовы выше его самого. Отличная фигура, сверху - просто гора мускулов. Впрочем, все "местные" ребята были такими. Как Славик узнал впоследствии, занятия с тяжестями иногда помогали очистить голову от ненужных и дурных мыслей. На лицо Сергей был очень симпатичным, можно даже сказать - красивым. Короткие темно-русые волосы (как у Славика), ясные голубые глаза (у Славика они были зелеными), темные брови "вразлет", крупные, чувственные губы... И еще - УЛЫБКА...

С улыбкой Сергея ничто сравниться не могло. Она была УНИКАЛЬНОЙ. Славик никогда раньше не встречал людей с ТАКОЙ улыбкой. Когда Сергей улыбался или смеялся, его глаза излучали солнечные искорки, они лучились теплом, которое, казалось, можно почувствовать кожей - такое оно было ощутимое. Улыбка Сергея завораживала, обезоруживала, поднимала настроение... Рядом с ним Славик чувствовал себя почти счастливым... От его чувства одиночества не осталось и следа... Сергей просто очаровал его, еще с той первой их встречи, в кабинете замполита...

Только одного не мог понять Славик... Откуда бралось в нем самом странное чувство неловкости и стеснения, когда Сергей был рядом... Он никогда раньше не испытывал неловкости и стеснения перед ребятами. И с другими матросами здесь этого тоже не было... А вот с Сергеем - было...

Слушая рассказ Сергея, Славик решил для себя, что, наверное, это происходит от того, что Сергей - просто особенный человек, "не как все", что он просто очень нравится ему, Славику... Что он ему очень симпатичен, что он - "его человек"... Может, даже, его Друг... Именно так, с "большой буквы"...

Но ведь это...

Нет, ничего это не значит. Ничего плохого, ясно ? Настоящая дружба - странная штука и тут сразу во всем не разберешься...

Славик знал точно только одно - он несказанно рад, что Сережа предложил ему свою дружбу. Еще он знал - что если бы он этой дружбы не предложил, Славик бы сделал все, чтобы ее добиться...

Час с небольшим пролетел незаметно. Они выкурили много сигарет и о многом успели переговорить. Приближался вечерний развод на работы.



-Я хотел сказать тебе еще одно, это очень важно, - сказал Сергей. Теперь он не улыбался. Он был очень серьезен и даже... озабочен. - Понимаешь, в каждой бочке меда обязательно есть ложка дегтя. У нас тут - так же. Скоро тебя обязательно должен вызвать к себе первый заместитель командира части. Для личной беседы...

-И что ? - спросил Славик, но мысли его были далеки от заместителя командира части.

-Это - козел, каких мало. Сам увидишь. У него в штабе Флота есть "своя рука", поэтому он все еще тут. Так вот - держи с ним ухо востро. Этот человек - гавно...

-Неужели все так плохо ?

-Трудно сказать... Сходишь к нему - потом расскажешь. И я смогу сказать тебе - плохо или нет.

-Ладно, договорились...



"На прощание", прежде чем они разошлись, Сергей крепко обнял Славика за плечи и сказал "Ты классный парень. Мы теперь - как нитка с иголкой".

Ничего особенного, просто по-дружески обнял...

Но у Славика от этого "ничего особенного" по коже побежали мурашки, а по телу пошла - легкая дрожь. Такого раньше никогда не было. А теперь - ОНО БЫЛО...



* * *



С этого дня жизнь Славика изменилась. Она наполнилась смыслом...

ТУТ...

Она наполнилась другим человеком... Его Другом...

Он никогда не думал, что это может иметь такое значение... И для него, и - вообще... Теперь он знал это наверняка - что имеет...

Все свое немногочисленное свободное время они с Сергеем старались проводить вместе.

Сергей во многом помогал ему, объяснял некоторые вещи, чему-то учил...

Он был на год старше и Славик всегда прислушивался к его мнению, он ему доверял...

Иногда - они просто разговаривали, как тогда, в первый раз, в "курилке"...

И даже когда Славик подолгу не видел Сергея, он все равно ощущал его незримое присутствие где-то совсем близко, совсем рядом... Это вселяло в него уверенность и помогало бороться с трудностями, которых хватало... Он знал, что Сергей всегда будет здесь, с ним, что он никуда не денется и не уедет...

Это место, эта маленькая воинская часть, постепенно все больше нравилась Славику - он даже написал об этом маме... И он не жалел, что вместо двух лет службы ему досталось три... Теперь - нет...

И он прекрасно знал ответ - из-за чего, вернее - из-за кого все это происходит...

СЕРГЕЙ - вот был этот ответ...



* * *



После завтрака Славик получил наряд на весь день - он должен был покрасить плац. Работа не слишком трудная, но нудная. Необходимо было освежить всю белую разметку на асфальте перед командой. Ведро краски, кисть и веник, чтобы сметать пыль, ему выдали на складе, в ангаре. Больше ничего и не требовалось.



Этот ангар произвел на Славика какое-то странное впечатление. С виду - обычный сборный ангар из гофрированных алюминиевых листов, ничего особенного. Но когда Славик был там - ему стало как-то не по себе. Он не мог объяснить, почему возникало это чувство. Но оно было сильным. Словом - не понравилось ему это место, вот и всё...



Погода в этот день была ветреная, но сухая. Дул сильный ветер с моря, а в небе стремительно неслись куда-то на север рваные, серые облака.



Когда Славик получал краску, Лешка Аверкин, который ему эту краску выдавал, протянул ему старый, потертый бушлат со словами: "Вот, надень. А то задрыгнешь...". Славик не стал возражать и взял бушлат, хотя в нем он был похож скорее на чучело, чем на моряка Северного Флота.



Работа у Славика спорилась. Он даже подумал, что закончит ее к обеду, а не к вечеру. Краска сохла быстро, но ужасно воняла. Она лезла в глаза и в нос, въедалась в горло. Курить стало противно - такое же чувство бывает, когда болеешь гриппом.



Чайки у причала раскричались. "Наверное, погода опять поменяется..." - подумал Славик, глядя на их головокружительные воздушные танцы на фоне сошедшего с ума неба.

Но ему некогда было наблюдать за чайками - нужно было работать.



Как он ни старался, к обеду он осилил только чуть больше половины плаца. А после обеда, когда он вновь облачился в потрепанный бушлат и взял в руки кисть - произошло одно очень интересное событие.



Славик впервые в жизни увидел подводную лодку.



Она шла проливом в надводном положении в сторону Мурманска. Шла совершенно бесшумно, разрезая воду словно масло. Лодка была огромная и совершенно черная. Только белый трехзначный бортовой номер буквально светился на ее ходовой рубке.



Славик даже не думал, что лодки такие большие ! Он никогда еще не видел их так близко и это зрелище произвело на него потрясающее впечатление.



Казалось, что лодка - не была сделана людьми, что она не просто мертвый кусок металла, напичканный механизмами и электроникой. Славику казалось, будто она - живая. Да, да - именно живая. Настолько органично она сливалась с водной средой, в которой двигалась. Она была воплощением силы, мощи. Она вызывала первобытный, благоговейный трепет. Любой человек мог бы почувствовать себя рядом с ней абсолютным ничтожеством, пылинкой...



За ходовой рубкой вдоль всего корпуса субмарины тянулся ряд выпуклых, круглых люков. Славик знал, что это - ракетные шахты. От осознания, что вот он, ядерный Армагеддон, совсем рядом, совсем недалеко, и "если что" - то никуда от него не убежишь, по коже Славика пробежал холодок.



Славик с открытым ртом провожал лодку взглядом, до тех пор, пока она не скрылась за поворотом фарватера.



Так же кричали чайки, так же шумел ветер, так же плескалось море у причала и бежали по небу облака. Но внутри у Славика теплился и подрагивал какой-то странный восторг - будто бы он только что прокатился на головокружительном и полном опасностей аттракционе.



Как в детстве...



Он нехотя вернулся к работе.



В этот момент из-за сопок показался их зеленый, штабной ГАЗик. Он ехал по дороге навстречу ветру, поэтому Славик вначале увидел его, и лишь потом услышал.



ГАЗик шустро обогнул невысокую сопку и спустившись с небольшой горочки - въехал в часть. Остановился он прямо у входа в команду. Водитель заглушил мотор.



В кабине сидело двое, но кто именно это были - Славику разглядеть не удалось.



Правая дверь ГАЗика распахнулась и оттуда, придерживая фуражку, выпрыгнул на землю замполит. Он бросил на Славика мимолетный взгляд, кивнул ему и скрылся в команде.



Больше ничего не происходило и Славик продолжил красить плац, все еще думая об очаровавшей его подводной лодке.



В кабине ГАЗика, на месте шофера, сидел Сергей Трошин. Он знал, что бликующие лобовые стекла не позволяют рассмотреть его со стороны плаца. Но сам он прекрасно все видел.



Положив руки на колени, Сережа внимательно наблюдал за Славиком.



Вот он макает кисть в банку с краской, сидя на корточках, потом рисует на сером асфальте линию, поверх точно такой же, но уже истёршейся и полинялой. Вот он распрямляется во весь свой немаленький рост и сосредоточенно глядит, что у него получилось.



У него красивое, одухотворенное лицо. Интересно, о чем он сейчас думает ? Или о ком ?



Сергей уже не раз спрашивал себя за последние дни - чем этот парень, обычный в общем-то парень, привлек его ? Или необычный ? Может быть, в том то и дело, что Славик Шахов - необычный человек ? Сергей еще не мог разобраться... Он внимательно прислушивался к себе и не находил ответа...



Но в одном он себе уже признался - его тянуло к этому парню, это было очевидно. И бесполезно было с этим бороться... Потому что чувство это - было сильным и с каждым днем оно росло...



Сергей вышел из машины. На звук хлопнувшей двери Славик обернулся и, увидев Сережу, - заулыбался.



- Привет ! - крикнул ему сквозь свист ветра Сергей и помахал рукой. Славик помахал в ответ.



- Ну как ты, Слав ? - спросил Сергей, подходя ближе.

- Нормально, - кивнул Славик, - Скоро закончу... Сереж ! Я тут такое видел...



И Славик взахлёб принялся рассказывать Сергею про подводную лодку, время от времени показывая рукой, в которой была зажата кисточка, на пролив.



Сергей внимательно слушал, улыбался и иногда кивал. А сам - как зачарованный глядел на Славика...



Он стоял рядом с ним, засунув руки в карманы робы. А в душе у него разливалась и накатывала жаркими волнами такая безудержная и необъяснимая нежность к этому парню, что хотелось броситься к нему, сграбастать его в свои объятия прямо здесь и не выпускать, не выпускать, не выпускать...



Славик закончил свой восторженный рассказ и спросил:



- Скажи, здорово, Сереж, а ?

- Да, здорово... - Сергей словно очнулся.

- А вы с замполитом совсем приехали ? Или нет ?



Сергей сделал над собой усилие, чтобы сообразить, что ответить.



- Мы... А, да... Больше не поедем. В штабе были, в Полярном...

- Ясно...



Славик в упор внимательно посмотрел на Сергея и, словно испугавшись, отвел глаза.



Неужели заметил ?



- Странный какой-то сегодня день, - тихо сказал Славик, - Словно день, когда все меняется, когда происходит что-то важное, о чем мы еще не знаем... Правда ?

- Правда, - задумчиво ответил Сергей, а про себя подумал: "Именно так оно и есть..."



Налетевший внезапно порыв ветра чуть было не сорвал с них обоих пилотки.



- Ого ! - усмехнулся Славик, - Едва не сдуло !



И тут Сергей почувствовал чей-то тяжелый взгляд, обращенный к ним. Кожей почувствовал... Он резко обернулся на команду - угроза исходила оттуда...



В проеме окна второго этажа стоял офицер. Его массивные руки были сложены на груди. На его широком лице застыла странная улыбка. Странная, потому что она не была веселой. Она была хитрой, многозначительной и... злой...



Офицер прищурил глаза и медленно покачал головой из стороны в сторону. Недобрая улыбка стала шире...



"Блядь !" - чуть не сказал вслух Сергей и отвернулся.



Славик тоже смотрел на команду.



- Кто это, Сереж ? - спросил Славик и запахнул свой потрепанный бушлат - ему почему-то вдруг стало по-настоящему холодно.

- Это - Романов... - ответил Сергей и насупился.

- Тот самый ?

- Тот самый...



Сергей больше ничего не сказал.



Он вновь повернул голову и поглядел на ненавистное окно заместителя командира части.



Но там уже никого не было.





* * *





Был вечер... Обычный, как десятки других...

Славик стоял в баталерке, перед столом и наглаживал свою форму.

В углу на двух длинных скамейках сидели ребята - Лацис, Андрюха Орлов, Сашка Калиничев и Лешка Аверкин... Они просто отдыхали, а Лацис ждал своей очереди, чтобы тоже погладить фланку и гюйс...

У них была гитара... Сашка Калиничев бренчал на ней что-то невразумительное... А вообще - они просто разговаривали... Про все на свете...

Славик прислушивался к ним... Думал о Сережке... Опять возвращался к ребятам...

Наконец, его форма была готова и он уступил место за столом Лацису, направившись к двери...



-Не уходи, Слав, - это сказал Лешка Аверкин, - посиди с нами...

-Да вы все гитару мучаете, слушать тошно, - усмехнувшись ответил ему Славик и сел рядом с ними, - Спели бы лучше...

-Ага, "спели"... Хор голодных и хромых... Мы ж тебе не Алла Пугачева... - это сказал Орлов.

-А что Пугачева ? Разве плохо поет ? - подзадоривал их Славик.

-В том то и дело, что не плохо... - опять заговорил Лешка, - Это наше пение никуда не годиться.

-Ух ты, как самокритично ! - Славик улыбнулся, - Неужели все так безнадежно ?

-Да уж мало хорошего... - опять вступил в разговор Андрюха Орлов.

-Ну тогда давайте я спою вам, - предложил Славик, - Как раз из репертуара Пугачевой, хотите ?

-А ты можешь ? - Сашка Калиничев передал ему гитару, а Андрей Орлов взял из рук Славика вешалку с только что наглаженной формой.

-Если бы не мог - не брался бы, - ответил Славик и немного подстроил гитару. - Ну что, поехали ? Как насчет лирики ?

-Давай ! - Это ответили все в один голос. У ребят буквально загорелись глаза...



И Славик запел... Гитара в его руках ожила и полилась музыка... Он пел громко, "в голос". Эту песню просто нельзя было петь по-другому...



Близкие люди - внезапно вы сделались дальними

Ветер судьбы одуванчиком вас растрепал

Близкие люди - слезами своими прощальными

Не разрушайте надежды последний причал...



Близкие люди - вы гордые, вы справедливые,

Сами себе вы хозяева и палачи.

Только любовь была между нами красивая -

Эта любовь сквозь безлунную полночь кричит...



Близкие люди, ближе не будет,

Друг друга нам не обмануть...

Кончится вьюга и нам друг друга

Можно простить, но уже не вернуть...



Время пройдет и тогда неизвестные "дальние",

Ваши места, между прочим, стесняясь, займут...

Ну а пока... моя жизнь - словно зал ожидания,

Где не живут, только ждут, только ждут, только ждут...



Близкие люди, ближе не будет,

Друг друга нам не обмануть...

Кончится вьюга и нам друг друга

Можно простить, но уже не вернуть...



Он закончил петь, взял последний аккорд и посмотрел на ребят. Они сидели обалдевшие - никто из них не думал, что он так хорошо мог играть на гитаре и петь. Они не ожидали... И еще, конечно, сама песня во всем виновата... Она не могла не тронуть сердце, не могла оставить нормального человека равнодушным и безучастным...



- Ну, Славка, ты даешь ! Тебе же просто цены нет ! Так петь... - первым "очнулся" Лешка Аверкин. - Ты тоже слышал ? Скажи, класс !



Последняя фраза Лешки была обращена не к ребятам и не к нему, а к кому-то, кто стоял, очевидно, за спиной Славика.

Славик обернулся на дверь, все еще сжимая гитару в своих руках.

В проеме двери стоял Сережка...

Лицо его было серьезным и удивленным. А глаза... Глаза... Он смотрел прямо на него...

И этот взгляд всю ночь потом не давал Славику заснуть...



* * *



Первый заместитель командира части так долго не вызывал Славика к себе для "личной беседы", что он уже забыл о том, что эта беседа вообще должна была состояться, и о том, о чем его предупреждал в свое время Сергей.

Но вот настал день, когда дневальный передал ему приказ - явиться после завтрака в кабинет заместителя по его вызову. Тогда Славик и вспомнил все...

Сергей в этот день уехал с замполитом в Полярный и должен был вернуться только к вечеру. И странное дело - Славик почему-то почувствовал себя от поступившего "приглашения" как-то неуютно, а от отсутствия Сережи в части - как-то незащищенно, словно ему могли причинить вред. Это был не страх, это было чувство опасности, "красный светофор" над его головой...

Он прекрасно понимал, что не мог не пойти на эту встречу... Даже если ему не хочется... Очень...

Его мнения здесь никто не спрашивал... Поступил приказ - и он обязан был его выполнить.



Он вошел в кабинет "зама" обуреваемый многочисленными дурными предчувствиями. Как только он увидел его самого (раньше они так близко еще не сталкивались) - Славик сразу понял, что его предчувствия его не обманывают.



Капитан второго ранга Романов сидел за своим столом, сложив руки на груди и вальяжно откинувшись на спинку кресла. Он ждал Славика. Видно ему действительно нечего было делать - он просто сидел и улыбался. Его улыбка была наглой и вызывающей. Она была полной противоположностью улыбки Сережи...

Романов был лысоват, мал ростом и имел лишний вес. На вид ему было лет сорок. Его глаза - темные и блестящие, напоминали Славику глаза серой крысы. Это были недобрые глаза...



-Шахов ? - голос Романова был высоким, женоподобным. Говорил он так, словно кривлялся.

-Так точно, - без особого энтузиазма ответил Славик и отдал честь.

-Проходи, садись, золотой мой, - Романов указал на второе кресло, рядом с его столом.



Славик повиновался.

Да, этот человек ему сразу не понравился. В нем все было отвратно. Славик поймал себя на мысли, что не может обнаружить в Романове ни одной черты, которая бы вызывала в нем положительные эмоции, симпатию. И еще - от Романова веяло опасностью... Этот человек заключал в себе какую-то скрытую угрозу... Словно бомбу с тикающим часовым механизмом...

"Хитрый, умный, безжалостный зверь" - так Славик определил его для себя.



-Значит, ты и есть тот самый новенький, наше пополнение ? - Романов улыбнулся еще шире, отчего его улыбка сделалась еще более отвратительной и какой-то "сальной".

-Так точно. - Славик чувствовал, что этот разговор ему не нравится. Чем дальше, тем больше...

-Ага, ага... Ясненько... Ну что же я могу сказать ? Не обеднела еще земля русская на красивых парней... Ты куришь ?

-Да.

-Кури, я разрешаю... - Боже, сколько показного великодушия было в этих словах !

-Спасибо, не хочется. - Славик старался не смотреть на Романова. Опустив глаза, он рассматривал свои руки.

-Ах, Шахов, Шахов... Такой большой мальчик, а говоришь неправду... Скажи, почему ты меня боишься ? Я ведь не враг тебе, я твой друг... Твой старший товарищ...



После этих слов Романов встал из своего кресла, обогнул стол и подошел к Славику.



-И еще - я твой начальник, командир... Я тот человек, с которого ты должен брать пример...



"Да уж, пример... С кого угодно, но только не с тебя !" - подумал про себя Славик, продолжая молчать.



-И я требую к себе уважения. Я требую выполнения моих приказов... Это ясно ?

-Так точно...

-Тебя словно заклинило с этим "так точно". Ты что, других слов не знаешь ?

-Никак нет, знаю...

-Тогда чтобы я этих "уставных фразеологических форм" больше не слышал. Договорились ?

-Так... - Славик осекся, - Ладно...



Романов продолжал стоять, возвышаясь над ним. Руки он опять сложил на груди.



-Уже лучше... Я смотрю, ты тут уже успел найти себе друга... Хм... Это похвально. Всецело одобряю твой выбор. Сережа Трошин - хороший мальчик, симпотный, хотя и ершистый... Принципов очень много у него, а в этой жизни с принципами приходится трудновато. Смотрите только вы с ним не переусердствуйте... Ты понимаешь, о чем я говорю ?

-Нет... - Славик помотал головой из стороны в сторону.

-Понимаешь ! Ты не глупый. У вас уже все было ? Расскажи...

-Мне нечего вам рассказывать. Про что вы говорите ?

-Нечего ? А мог бы. Значит - тайна, да ? Так интересней... Какие же вы все еще дети ! Будто бы я не знаю, чем вы там занимаетесь все втихаря...



Славик опять промолчал, оставив фразу Романова без ответа.



-Мне ведь все известно про вас, матросики мои ! И то, как вы "бухаете" иногда, и про то, что все вы поголовно дрочите перед сном, пачкая простыни... И про то, кто из вас кого "любит"... У меня тоже здесь есть свои "глаза" и "уши"... Мне известно намного больше, чем ты себе можешь представить...

-Я не понимаю, о чем вы говорите... - Славик пожал плечами.

-Все ты прекрасно понимаешь, дорогуша, не придуряйся ! - в голосе Романова прибавилось ехидства и веселости, - Просто пытаешься разыграть тут передо мной "святую простоту"... Ну да ладно... Дело твое... Я скоро поеду в отпуск, на сорок пять дней... Мне будет "немного не до тебя"... Но когда я вернусь... Мы обязательно продолжим с тобой этот разговор... И тогда уж тебе не удастся вывернуться...



Романов опять обошел стол и уселся в свое кресло. Славик в ответ на это поднялся и твердо спросил:



-Я могу идти ?

-Да. Ты можешь идти.



Славик "отдал честь" и развернулся на месте, спиной к Романову. Он направился к двери, радуясь, что этот тягостный разговор окончен.

Когда его рука уже потянулась к дверной ручке, он вновь услышал у себя за спиной голос Романова. Только теперь это был совершенно другой голос - и звучал он пугающе... Без смеха и бахвальства... Глухо и зло... И еще - отрывисто... Словно рубанули топором по деревяшке...



-Все равно я доберусь до тебя. И никуда ты не денешься, понял ? Мальчишка...



Эти последние слова Романова ужасно не понравились Славику...



* * *



Вечером того же дня, когда Сергей вернулся с замполитом из Полярного, Славик выложил ему все о состоявшемся необычном разговоре с Романовым.

Сергей слушал внимательно и был очень серьезен. Пока Славик рассказывал, он сидел, опустив голову и курил одну сигарету за другой...



-Эх, Слав, все это очень плохо... - такое "резюме" он подвел, - Старая лиса не упустит своего куска сыра... Вот черт ! Как я мог надеяться, что он не обратит на тебя свое внимание ?

-О чем ты, Сереж ? Почему это так опасно для меня ?

-Почему ? - Сергей посмотрел на Славика так, будто бы оценивал, достаточно ли он взрослый, чтобы знать правду, - Неужели ты не понял, что он педик ? Старый, вонючий, наглый педрило ?

-Не то что бы не понял... Он похож... Да, я подумал о нем именно так... Но, Сереж, как это может касаться меня ? Неужели он думает, что я соглашусь с ним... Ну...

-Он не думает, что ты согласишься... Ты ему понравился и он может открыть "сезон охоты" на тебя... Он будет тебя добиваться... Мучить тебя, отравлять тебе жизнь, нагружать работой по самые уши - тут все средства хороши... Пока не получит того, что хочет... То есть - ТЕБЯ...

-Он НИЧЕГО не получит... НИКОГДА ! - громко сказал Славик, - Пусть даже не мечтает...

-Это ты ему так скажи... Понимаешь, Слав, - Сергей положил руку ему на плечо, - У него есть ВЛАСТЬ... Он многое может, чего не можем мы...



Рука Сергея на плече очень взволновала Славика... Он всеми силами старался не показать этого...



-Но ведь он не может ЗАСТАВИТЬ меня... И для его власти есть предел...

-Кто его знает, что он может и на что он способен... Он очень странный...

-Я его не боюсь ! - решительно ответил Славик.



Сергей впервые за весь разговор широко улыбнулся.

Рука на плече, улыбка, такие родные глаза цвета неба - совсем рядом... Славик почувствовал, что у него кружится голова...



-Я знаю, что ты не боишься... Ты у меня смелый, матрос Шахов... - рука Сергея чуть сильнее сжала плечо Славика, - Ладно, не будем пока забивать себе голову. Пусть катится в свой отпуск... Ко всем чертям ! А там - мы тоже что-нибудь придумаем, верно ? Вместе ?

-Ага... Вместе... - выдохнул Славик.



Он чувствовал себя почти счастливым... Словно никакого Романова никогда не существовало на свете и в помине...



* * *



В один из редких солнечных дней Славик принял Присягу... Было торжественное построение всего личного состава, в парадных бескозырках с белым верхом, было Знамя, слова его клятвы... Радостное лицо Сережи и его поздравления, потому что "все прошло хорошо"...

Славику вручили его личное оружие - автомат АК за номером 2278, который большую часть времени стоял в оружейной комнате и о котором он теперь должен был заботиться как о себе самом...



Вечером они с ребятами собрались в "курилке", на улице...

У всех было приподнятое, прямо-таки патриотическое настроение...

Кто-то принес гитару и, конечно же, они уговорили Славика спеть...



Командир части 954ХХ-Б, капитан первого ранга Останин, стоял чуть в стороне от них и тоже внимательно слушал...



Прощайте, скалистые горы,

На подвиг Отчизна зовет.

Мы вышли в открытое море -

В суровый и дальний поход.



А волны и стонут, и плачут,

И бьются о борт корабля...

Растаял в далеком тумане - Рыбачий -

Родимая наша земля...



После отбоя Славик долго не мог заснуть... Впечатления переполняли его. Ведь сегодня он стал настоящим моряком, настоящим матросом... Конечно, все это условности, но служба - есть служба... Это игра, в которую играют взрослые люди... И Славик ничего не имел против того, чтобы тоже поиграть в нее... Всё равно ведь другого выхода не было...



* * *



Наступил очередной "банный день"...

Сергей с самого утра уехал с замполитом в Полярный, а Славик все утро помогал связисту настраивать один из забарахливших блоков питания. Когда пришло время идти в душ, Славик получил у баталера чистое белье и устроился в "курилке", дожидаясь, пока все остальные матросы помоются. "Молодые" или "чайники", по негласному закону Флотского распорядка, должны были мыться последними. Ни одного "чайника" кроме Славика в части не было... Так что...

Его не особенно все это напрягало. Это было вовсе не унизительно. Можно сказать - ему было просто все равно. Поэтому он молча сидел в "курилке", на улице, и дожидался, пока его позовут.

Где-то через полчаса из команды вышел старший матрос Лацес и помахал ему рукой:



-Слав, иди. Душ освободился.



Славик быстро подошел к нему.



-Я что-то должен потом там сделать ? Ну, убраться, и все такое ?

-Да, если тебе не трудно, приведи там все в порядок, ладно ? - ответил Лацес, чуть коверкая русские слова - он был из Латвии.

-Конечно, мне не трудно. Я все сделаю. Не беспокойся.

-Я надеюсь на тебя.



Славик поднялся на второй этаж и прошел в душевую раздевалку. Здесь никого не было.

Он разделся, бросил грязное нижнее белье в специальную пластмассовую корзину, а робу аккуратно сложил на одной из банкеток и прошел в душевое отделение.

Мыться было приятно, хотя напор воды был немного слабый и больше не делался. Славик с удовольствием подставлял свое тело под упругие, теплые струи, которые словно бы ласкали его кожу. Грязь смывалась и уходила в водосток на полу, а вместе с ней смывалась накопившаяся за последние дни усталость...

И тут Славик услышал, как хлопнула дверь в раздевалку. Кто-то вошел. Этот "кто-то" насвистывал веселенький мотивчик и, скорее всего, раздевался, собираясь мыться: Славик слышал, как щелкнула пряжка ремня, как шуршала стягиваемая одежда, как стукнули об пол снятые сапоги...

Кто же не успел помыться ? Но ведь Лацес сказал ему, чтобы он шел... Да, ничего страшного... В этой части, действительно, подобрались неплохие ребята и если даже сюда сейчас войдет один из "старослужащих" - его вовсе не оскорбит присутствие здесь "молодого"... И уж конечно, никто не станет выгонять его... Размышляя так, Славик ни о чем не волновался до той самой минуты, пока дверь в душевое отделение не распахнулась и не вошел...

СЕРЕЖКА...

Да, это был его лучший Друг... Именно так, с "большой буквы"...

Он был совершенно голым (ну, естественно, каким же еще он должен был быть ?) и держал в руках мыло. Увидев Славика, он весело приветствовал его:



-Привет, Слав ! Все уже помылись ? Я задержался в городе - только что приехали, - при этих словах он играючи шлепнул Славика ладонью по бицепсу.

-Ага... - Славик открыл рот от удивления. Он просто обалдел. Да так и остался стоять не двигаясь, с открытым ртом.



Сергей улыбнулся. Широко и весело, как всегда.

Славик рассматривал его и даже не соображал, что делает это чересчур уж откровенно.

Он никогда еще не видел Сергея вот так, без одежды. А там было на что посмотреть...

Чистая светлая кожа, великолепное сложение, пропорциональные, но все же очень сильно развитые мышцы рук, ног, груди и живота... Красивая, мощная шея, округлые накачанные ягодицы...

И...

Ну, да... "ТО"...

У Сергея между ног было все в порядке... Врагам на зависть...

Славик почувствовал, как внутри него самого зародилась и начала набирать силу какая-то странная волна... Это было ощущение, похожее на то, когда едешь в скоростном лифте вниз... Смесь возбуждения, легкого страха и восторга... Славик выронил свое мыло, потому что пальцы его рук самопроизвольно разжались... Душ продолжал омывать его тело - ласковые, прохладные струи, но ему почему-то стало жарко... Именно жарко, словно внутри него разгорался огонь...

И тут случилось что-то совсем странное... Совершенно "из ряда вон"...

Славик почувствовал, как у него внизу живота, помимо его воли, "поднимается знамя"... Очень быстро...

Вся эта "немая сцена" продолжалась совсем недолго - не больше минуты. Но Славику показалось, что она длилась целую вечность или - даже две вечности...

Сознание включилось неожиданно. ЩЁЛК... Как выключатель на электрическом чайнике.

Сергей скрестил руки на груди и, улыбаясь, укоризненно качал головой...

СТЫД... УЖАСНЫЙ... СТРАШНЫЙ...

Славик увидел свою эрекцию и его руки сами собой быстро закрыли от взгляда Сергея его вздыбившийся член...

ГОСПОДИ, ЕЩЕ ГЛУПЕЕ... Ну разве он должен закрываться...

Славик не знал, куда ему деться от стыда, от Сергея, от самого себя... Ему было так тошно, что он готов был застонать...

Он медленно опустился на корточки, все еще продолжая оставаться под струей душа, опустил голову и закрыл лицо руками. Он готов был расплакаться от злости на себя самого...

Он погрузился во тьму. Теперь он не видел Сергея. Но он чувствовал его присутствие рядом с собой каждой клеточкой своей кожи... От этого ощущения невозможно было избавиться... Это было ужасно...

Славик жалел, что родился на свет, что не может провалиться сквозь землю, что он еще дышит и что он способен соображать... Его тело предало его... На глазах его лучшего друга... Что же теперь будет ? Это же конец всему... Это КОНЕЦ ВСЕМУ...

Славик почувствовал, как Сергей подошел к нему совсем близко и присел рядом. Он услышал его тихий и ласковый голос, в котором не было ни смеха, ни укора, ни издевки:



-Слав, ну чего ты ? Ну-ка, открой лицо и посмотри на меня...



Славик повиновался. Он опустил руки и они безвольно шлепнулись ему на колени. Но поднять глаза на Сережку ему стоило таких усилий, словно они были сделаны из свинца, а не из плоти и крови.

Сергей странно смотрел на него. Без улыбки. Как ? Это трудно было описать словами... Их глаза были прямо друг напротив друга... Совсем рядом... Так близко они еще никогда друг к другу не были...



-Послушай меня... Ты не должен винить себя. - в голосе Сергея Славик почувствовал понимание, - Что есть - того не скроешь. Ты просто подумай об этом потом, ладно ? Это случается рано или поздно почти со всеми... Тебя все это застало врасплох, я знаю, но в этом нет ничего страшного... Поверь мне... Ты слышишь ?



Славик неуверенно кивнул головой.



-Ну вот, - Сергей положил руку на его мокрые волосы и нежно потрепал Славика по голове, - Дурачок ты у меня... Дурачок и есть...



И тут он наклонился и быстро поцеловал Славика в щеку. Тот даже ничего не успел сообразить.



-Все хорошо, ладно, родной ? - Сергей поднял мыло и вложил его Славику в ладонь, - Мойся, потом поговорим...



И Сергей, как ни в чем не бывало, поднялся и прошел в соседнюю душевую кабину. Там он отвернул воду и стал мыться, насвистывая все тот же веселенький мотивчик...

Эрекция отступала...

Славик завернул воду, вышел в раздевалку и вытерся. Быстро оделся во все чистое и выбежал на улицу, в "курилку". Сигарета помогла ему собраться с мыслями.

Он решил дождаться, пока Сергей выйдет из душа, а после - вернуться туда, чтобы сделать приборку. Только после этого, никак не раньше.

У Славика в голове было слишком много мыслей и им там было тесно. Все они толкались, кричали и говорили, что каждая из них - важнее другой. Из-за этого он никак не мог понять, что же произошло...

Он просидел в "курилке" двадцать минут. Нужно было возвращаться. Если кто-то из старших придет и обнаружит в душе бардак, он получит нагоняй... Но, вдруг, Сережка еще там ?

"Сережка" ? С каких это пор он стал так называть его ?

С каких ? Да с тех самых, вот с каких...

Если он там - ну что ж... Он ведь не убьет его... Ведь не убил же ТОГДА... Он...

ЧТО ?

Он просто поцеловал его в щеку и сказал "Все хорошо, ладно, родной ?"...

Он так сказал ? Да, ТАК сказал...

Славик вернулся в раздевалку. Сергея не было... Камень свалился у него с сердца... Стало легче.

"Потом поговорим..." - так он сказал. Поговорим, да... Лучше - потом... Только вот о чем ?

Славик тряхнул головой, прогоняя рой орущих и спорящих друг с другом собственных мыслей, и принялся за приборку...



* * *



Вечером Славик стоял на краю причала, курил и смотрел на море.

Солнце играло на воде веселыми, слепящими бликами.

Славик ждал...

Он знал, что Сергей придет... Нет, они не договаривались заранее... Он просто знал, что так оно и будет...



-Слав ? - послышался знакомый голос за спиной.



Славик улыбнулся. Он не оборачивался.



-Да, Сереж...

-Я не помешаю ?

-Почему ты спрашиваешь ? Ты ведь знаешь, что нет... Иди сюда...



Сергей подошел. Они посмотрели друг на друга. Глаза в глаза... И сели на краю причала, свесив ноги вниз.



-Я хотел поговорить с тобой из-за сегодняшнего, - Сказал Сергей и тоже закурил сигарету.

-Я знаю...

-Что ты чувствуешь ?

-Стыд... Мне стыдно перед тобой... Прости, что все так вышло, - но тут Славик слукавил. Он не испытывал сейчас никакого стыда. Тогда - да. Но только не сейчас... Теперь у него было совершенно другое настроение... И отношение к тому, что произошло...

-Тебе не за что просить прощения. То, что у тебя встал - это ведь вполне естественно...

-Почему ?



Сергей глубоко затянулся сигаретой и, понизив голос, тихо произнес:



-Нам с тобой давно уже пора сказать друг другу правду... Я думаю, время пришло...

-О чем ты, Сереж ?

-Прекрати... Ты ведь знаешь, о чем... Ты все видишь и все чувствуешь не хуже меня... Нужно просто набраться смелости и признаться друг другу... Так надо... Нам станет легче...

-По-моему, я уже признался, - усмехнулся Славик, - Отчасти, конечно... Там, в душе, сегодня...

-Да уж ! - так же усмехнулся Сергей, - признание было более чем красноречивым...

-Вот-вот... Когда язык молчит - говорит тело... Кто-то это сказал... Не помню уже...

-Хочешь, теперь я скажу тебе ?

-Да, Сереж, хочу...

-Ты можешь думать обо мне все, что угодно, но дороже тебя - у меня никого нет... - при этих словах Сергей взял Славика за руку и сильно сжал его ладонь.

-Я знаю, Сереж... Я все вижу...

-Я тоже все вижу... И будь я проклят, если ты не чувствуешь ко мне то же самое...

-Ты не будешь проклят... Все так, как ты сказал...

-Я так счастлив, что, наконец, ЭТО прозвучало между нами ! - Сергей улыбался, - Теперь ведь мы не просто "друзья", ведь так ?

-Так, Сережа... Это давно уже так... - Славик был немного смущен. Но следующие слова Сергея вообще "вогнали его в краску"...

-Я жалею только об одном - что не поцеловал тебя там, в душе, по-настоящему... Как нужно было... Как целуют только... Своего... Избранного... Единственного...

-Тебе бы хотелось этого ?

-Да, Слав, хотелось... А тебе ?

-Да, наверное...

-Почему "наверное" ?

-Просто, Сереж, я не знаю, что мне от этого ждать... Я никогда не целовался с парнями... И я не знаю, что именно я почувствую...

-Ты думаешь, что можешь почувствовать отвращение ко мне ? Из-за того, что я парень...

-Нет... К тебе - нет... - Славик помотал головой из стороны в сторону, - Наверное, все мои чувства были бы со знаком "плюс", а не "минус"... Просто я не знаю наверняка - какими ИМЕННО они были бы...

-У нас с тобой еще будет время проверить... Только не сейчас и не здесь...

-Но как ? Мы же всегда на виду... Тут кругом люди... Жесткий распорядок...

-Не беспокойся ни о чем. Я все устрою... Не знаю как, но я все-таки что-нибудь придумаю... Мы должны побыть вместе... Подольше... Мне есть, что рассказать тебе...

-И мне, родной, и мне тоже...

-Как ты сказал ? - Сережа наклонился, заглядывая в лицо Славику, - Ты сказал "родной" или мне послышалось ?

-Тебе не послышалось... Я так сказал... Родной... Это ведь правда...

-Да, правда...



Сергей опять сильно сжал Славику руку.



-Слав, у меня к тебе есть предложение...

-Рационализаторское ? - улыбнулся Славик.

-Не смейся... Давай ты переберешься в команде ко мне, на соседнюю коечку... Мне хочется, чтобы мы спали всегда рядом... Мне нужно слышать, как ты дышишь... Видеть, как ты спишь... Быть с тобой... Я больше не смогу без этого обходиться... Без тебя...



Славик был и обрадован этим предложением и одновременно удивлен.



-Но Сереж, как же это сделать ? Разве это возможно ?

-Не переживай. Я договорюсь с Лехой Скворцовым - вы с ним поменяетесь местами, вот и все... И ты будешь рядом...

-Но ребята ? Они же просекут...



Сергей весело ухмыльнулся:



-Неужели ты думаешь, что ребята такие глупые и ничего не видят ?

-Так они знают ?!

-Почти все... Они же не слепые... Нет, я ничего им не говорил. Просто у нас здесь, где половина матросов так или иначе влюбляются друг в друга, совершенно не обязательно кому-то что-то рассказывать... Рыбак рыбака видит издалека...

-Это сюрприз для меня...

-Знаю. Но ведь это не плохой сюрприз ?

-Нет... Это просто здорово !

-Так что перед отбоем хватай свое белье - и ко мне. Это решено.



Славик загадочно улыбнулся и повернулся к Сергею.



-Я даже представить себе не мог, что все так будет... Флот... Эта часть... Три года... Ты... Эти чувства... Все это так ново для меня, так волнующе и так замечательно... Это так необычно, что просто похоже на сон... Я не хочу просыпаться, никогда, слышишь ?

-С сегодняшнего дня я буду всегда рядом и буду охранять этот твой сон... Чтобы никто тебя не потревожил...

-Значит, теперь - ты мой ?

-Да... А ты - мой... Что еще нужно человеку для счастья ?



Над их головами вскрикнула чайка.



- Не знаю... - ответил Славик, - Наверное, больше ничего...



* * *



Перед отбоем Славик записал в своем дневнике - в своей зеленой тетради:



"Я не знаю, что со мной происходит. Можно было бы подумать, что я - влюбился. Но в кого ? В Сережку ?... Разве такое может быть ? Меня переполняют чувства, мысли, переживания... Мне хочется то плакать, то смеяться... Я возбуждаюсь, когда не надо и ничего не могу с собой поделать... Меня тянет к нему и это ни на что не похоже... Что же это такое ? Разве так - бывает ? Ведь он же - парень... И он - мой Друг... Сегодня, мы разговаривали об этом... На причале... Мы признались друг другу... Во всем... И, действительно, нам стало легче... Мне, это уж точно... Мы сейчас в самом начале наших отношений... И я не знаю, что принесет нам будущее... Что принесет нам эта наша любовь... Неужели, Господи, так действительно БЫВАЕТ ?"...



Оказывается - да...



Когда в команде потушили свет, они с Сергеем долго смотрели друг на друга ... Они понимали друг друга без слов... Им нужно было вот так лежать и просто смотреть друг на друга... Бесконечно...

Сергей был теперь так близко, что ничего не стоило протянуть руку и прикоснуться к нему, обнять, дотронуться до него...

Славик слышал его дыхание, чувствовал его запах, ощущал тепло, исходящее от его тела... Они были вместе... Два любящих сердца... Навсегда...

"Что еще нужно человеку для счастья ?"

"Наверное, больше ничего..."



* * *



В ту их первую, незабываемую ночь, все началось сразу "как-то странно". На вечернем разводе мичман Торчин (которого все называли просто "мичман", потому что он был единственным мичманом в их части) так вот - мичман не выкрикнул фамилии Славика в разнарядке на работы.

Он лишь сказал в самом конце: "Шахов, а ты подойди ко мне".

Что это могло означать ? Неизвестно.

Однако, вскоре все разъяснилось.

Славик пришел с мичманом на пульт дежурного и там Торчин сказал:



-Для тебя сегодня особое задание. Только это не приказ и не наряд - это по желанию. Потому что - после отбоя. У механика проблема с машиной в гараже. Ему нужен подручный. Он сказал, что ты - толковый парень и попросил назначить тебя. Я ничего не имею против. Если ты тоже - тогда ты должен сейчас пойти в кубрик и поспать часа два - возможно, вам придется с ним колупаться там всю ночь. Ну так что ? Что ты скажешь ? Согласен ?



Славик слишком хорошо знал, кто был "механиком № 1" в их части. Сережка... Значит он хочет, чтобы они были сегодня всю ночь одни, сами по себе, как на гражданке, без чужих глаз и соседей в коечках рядом... Он хочет говорить ? Нет... Славик чувствовал, что Сережка хочет нечто большего... Как он ловко все устроил... Какой же он молодец !



-Конечно, я согласен, - как можно более равнодушно попытался сказать Славик, но внутри него все пело и плясало...

-Вот и отлично. Тогда я пишу тебя. Иди спать. Скажешь дневальному, пусть разбудит тебя в полдевятого, приведешь себя в порядок, в девять посмотришь программу "ВРЕМЯ" и после - в гараж, к Сергею Трошину. Поступаешь в его полное распоряжение. Иди.



"Да уж, в полное. - усмехался про себя Славик, когда поднимался с первого этажа команды в кубрик на второй, - Куда уж полнее..."

Он доложился дневальному, передал ему приказ мичмана. Дневальным сегодня был матрос Власов - странный парень, которому "всегда все до фонаря", полная "флегма". Власов кивнул в ответ и сказал, что разбудит.

Славик вошел в кубрик, разобрал свою коечку, разделся и лег.

Кровать Сергея была пуста и это было как-то необычно...

Вначале, Славик думал, что не сможет заснуть.

На его лице играла задумчивая улыбка. Он пытался догадаться, какой сюрприз приготовил ему его Сережка. Да какая разница - какой. Главное, они будут вместе, вдвоем. Может быть - целую ночь. Это так классно, так необычно, так здорово... Славика даже немного подтрясывало от волнения...

"Отбился" он минут через пятнадцать. Сон пришел неожиданно и накрыл его своим покрывалом. Ему ничего не снилось. Просто еще один провал во времени - вот и все...



Дневальный Власов разбудил его вовремя.

Славик заправил коечку, навел на одеяле "углы", оделся и пошел в гальюн умываться.

Его хорошее настроение ничуть не изменилось, даже улучшилось. Чувствовал он себя отлично.

Программа "ВРЕМЯ" не произвела на него никакого впечатления - он смотрел и не видел экрана телевизора. Сережки не было. Значит, он уже ТАМ.

"Ничего, скоро и я там буду, - подумал Славик, - а в десять - отбой... Все уснут..."

Эта мысль, как стимулятор, еще более подогрела его и без того радужное настроение.

Когда телевизор выключили и матросы стали готовиться ко сну, Славик спустился со второго этажа команды по лестнице, у которой по краям, как это положено на Флоте, были проведены две жирные красные полосы, и вышел на улицу. Гараж был совсем недалеко. Двери его были открыты настежь...

Славик с большим трудом заставлял себя идти обычным шагом, а не бежать... Он словно бы парил над землей, не касаясь ее...

В гараже стояла огромная машина - их "тягач"... Капот был открыт и из под него выглядывала самая замечательная задница на свете...



-Сережка ! - осторожно, улыбаясь, позвал Славик.



"Задница" вылезла из под капота...

Сергей тоже улыбнулся ему - "своей" улыбкой. На нем была надета старая роба, вместо бескозырки - пилотка.



-Родной мой, ты пришел ! Значит - все в порядке...

-Ага ! - Славик заговорщически подмигнул Сережке. - Все чисто, командир...

-Здорово. - Сергей взял ветошь и вытер свои черные руки - они были все в машинном масле, - Ты тогда садись рядышком и покури пока. Я сейчас доделаю тягач, потом проверим его. Наши пока отобьются... А потом мы закроем ворота, закроем гараж.... Ты понимаешь ?...

-Да, хороший мой, понимаю... Может тебе чем то помочь ?

-Ты мне тем поможешь, что просто будешь рядом... И я буду слышать, как ты дышишь... Я быстро его доделаю, тут нечего делать... Я нарочно сказал, что тут работы на всю ночь... Ты только не скучай, ладно ?

-Если заскучаю - буду песни петь...

-Ага, - Сережка кивнул Славику головой, - Пой, только погромче... Я полез...



И он опять "нырнул" под капот тягача... И опять "на поверхности" маячила только его задница... Славик не мог оторвать от нее глаз...



"Сереженька, родненький мой, - так он думал, а сам все смотрел и смотрел на него, - Что же сегодня будет ? Нам никогда еще с тобой не давали остаться одним... Ну, разве что, тогда, в душе... Но тогда я был такой глупый... И тогда я все испортил... Но не сегодня, нет... Сегодня я тебе все скажу, все... Что я чувствую, что я думаю... Как я тобой живу... Впервые в жизни... Первый раз в жизни - Я ЛЮБЛЮ... ТЕБЯ... И я не боюсь этого... Совсем не боюсь... "ЛЮБЛЮ" - какое странное слово... Но в нем - все..."



И тут Славик стал тихонечко напевать, совсем тихо, чтобы не услышал Сережка:



Любовь моя - вот ты какая...

Ты - все что вокруг и во мне...

Ты легкая птица морская...

Ты шелест листвы в тишине...



Я тобою назову

Море, небо и листву...

Все созвездья и цветы,

Вся земля зовется - ТЫ...



Но Сергей все равно услышал:



-Что ты там поешь, а ? - донесся его приглушенный голос из внутренностей тягача, - Ты думаешь, я не слышу ?

-Я думал - нет... - хохотнул Славик.

-Слышу, слышу... А у тебя есть песня для меня ?

-Для тебя ?

-Ну да... Только для меня... Ты понимаешь ?

-Кажется, понимаю...

-Тогда спой мне ее...

-Без гитары ?

-У тебя прекрасный голос... Даже без гитары.

-Хорошо... Тогда - песня для ТЕБЯ...



Славик обхватил голову руками и закрыл глаза, словно вспоминая слова. Но он знал их наизусть... Просто ему хотелось, чтобы его чувства залили его полностью, через край и выплеснулись наружу вместе с песней... Для Сережи, только для него одного...

Его ноги отбивали ритм по бетонному полу гаража...



НИКОГДА... Этих снов...

НИКОМУ... Этих слов...

Только ветер знает -

Там где я буду навсегда, навсегда...



Посмотри... Мы не одни...

Не забудь... Крылья мои...

Ты иди по свету - а значит это -

Я с тобой - НАВСЕГДА...



НАЗОВИ... Имя мое...

ПОЗОВИ... Выйти в рассвет...

Не устань в дороге - я знаю много,

Нам идти много лет...



ДЛЯ ТЕБЯ... Эти дни...

О ТЕБЕ... Эти сны...

На моих ладонях, тепло от моря...

НАВСЕГДА, НАВСЕГДА...



Славик открыл глаза и опустил руки. Сергей сидел на бампере тягача и пристально смотрел на него. Его взгляд был пронзительным и открытым, как никогда... В нем была ПРАВДА... Точно такая же, как в песне, которую Славик только что спел... Они смотрели друг на друга несколько секунд (а может - часов ? дней ? лет ?)...



Первым очнулся Сергей. Он тряхнул головой и "пришел в себя".



-Спасибо тебе, родной... Это самый лучший подарок, какой вообще можно желать...

-Я знал, что ты все поймешь...

-Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ... - Сергей сказал это и слова повисли в воздухе, как запах сирени...



На глазах у Славика навернулись слезы. Он не мог ничего другого ответить Сергею, просто тихо, как эхо повторил его слова:



Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ...



Сергей спрыгнул с бампера тягача и медленно подошел к Славику.

Славик встал с автомобильной покрышки, на которой сидел и их глаза опять встретились.

Сергей крепко обнял Славика и их губы соединились в долгом, сладостном поцелуе.

Первом...



Это было нечто совершенно необычное... Как удар электрического тока, как разряд слепящей, раскаленной молнии... Такой сладкой волны боли и возбуждения никто из них никогда раньше не чувствовал... У Славика по всему телу побежали "мурашки"... А член в штанах стал каменным... То же самое творилось с Сергеем...



...Минула вечность...



Когда Сергей отпустил его из своих объятий и их губы разъединились, Славик буквально рухнул на автомобильную покрышку... Если бы ее здесь не было, он бы просто плюхнулся на пол - сил в ногах почти не осталось, а голова шла кругом... Он знал, что еще немного - и он бы кончил, прямо себе в штаны...



-Я сейчас... Только закрою двери и помою руки, - жарким шепотом сказал Сергей.

-Господи, я чуть не помер... - Славик глубоко дышал, стараясь справиться с нахлынувшим головокружением и хоть немного успокоиться. Руки у него тряслись...



Сергей быстро закрыл гараж, задвинул засов на маленькой проходной двери и тщательно вымыл руки под краном, расположенным у противоположной внутренней стены гаража. Потом он слазил в кабину тягача и вынырнул оттуда с двумя голубыми флотскими одеялами, сложенными много раз "пополам"...



-Пошли, Слав... - позвал он Славика, который уже немного "оклемался", - залезем в кузов...



В кузове тягача они скинули сапоги, расстелили одеяла и повалились на них, жадно лаская и целуя друг друга... Они оба все никак не могли насытиться... Они оба так долго ждали этого момента, но поняли это до конца, со всей ясностью - только сейчас...



Через какое-то время Славик принялся снимать с Сергея робу...



-Ты уверен ? - тихо спросил Сергей.

-Да... Я хочу этого... С тобой... Сейчас...



Спустя какое-то время они уже лежали совершенно голые среди вороха собственной, брошенной кое-как одежды и занимались любовью...

Славик сам от себя не ожидал, что он способен на такое... Что ему этого хочется, что ему это нужно... И не было конца их взаимным ласкам, прикосновениям, нежности... Они дозволяли себе все, абсолютно все, без каких бы то ни было ограничений... Откуда бралось это знание, как и что нужно делать ? Их это не интересовало... Они просто делали это и все...

Славик позволял Сергею проникать в себя, потом входил в него сам, так глубоко, как только мог... Оргазм следовал за оргазмом... А им все было мало...

В воздухе висел резкий запах спермы и возбуждения, почти такой же осязаемый, какими были их молодые тела, переполненные силой, страстью, желанием и любовью друг к другу...



Было далеко заполночь, когда они, наконец, решили передохнуть и сделать "привал"... Славик лежал на плече Сергея и обнимал его рукой за грудь... Они курили...



-По-моему, мы сошли с ума... - тихо сказал Сергей и улыбнулся, глубоко затягиваясь сигаретой, и глядя в серый потолок гаража.

-Похоже на то... Буйное помешательство на почве любви... - пробормотал Славик, который устал чуть больше Сергея и лежал с закрытыми глазами.

-Сколько раз мы успели ? Пять ? Шесть ? Я в конце сбился со счета...

-Я сбился со счета еще раньше... - улыбнулся Славик и тоже затянулся своей сигаретой, не открывая глаз.



Славик поразился мысли - с какой естественностью все произошло между ними... Как будто все это они делали уже не раз, как будто в этом нет ничего запрещенного, запредельного, осуждаемого другими людьми...

Осуждаемого ? О, да...

Но разве это не лицемерие ? За что же осуждать двух любящих людей, пусть даже это двое молодых парней ? За то, что они вместе ? За их любовь ? Может быть, за их близость ?

Все это так странно... Мораль, общество, ложь...

Ложь, ложь, ложь...

Ложь на лжи, которой остальные стараются прикрыть свой собственный срам, свою похоть и свое неумение справиться с самим собой... Свое желание...

Славик что есть силы зажмурился, прогоняя эти мысли... Ему не хотелось сейчас думать ни о чем и ни о ком... Только о Сереже, о своем любимом, который был рядом...

Он просто был счастлив. Просто счастлив и все... Ему казалось, что у него за спиной выросли крылья и что он может летать. Откуда пришло это чувство ? Почему оно такое ? Почему именно Сережка тот, кому он должен подарить его, свое чувство, подарить всего себя без остатка ? Он не знал...

Он был просто счастлив. Счастлив и все...



-У тебя все хорошо ? - спросил Сережа, нежно обнимая Славика за плечо.

-Да, родной. Все хорошо... Я просто думаю...

-О чем ?

-"О ком"... О нас с тобой...

-Хочешь поговорить об этом ? - Сергей затушил свою сигарету о борт кузова тягача и выбросил ее прочь.

-Хочу... Я ведь даже не знаю, почему все так случилось... Ты и я... Эти чувства... Здесь... - сказал Славик, привстав на локте и глядя на Сергея.

-Этого никто не знает. Все это приходит, не спрашивая нашего разрешения и ничего никогда не объясняя... Просто приходит, чтобы остаться и все... А мы должны жить с этим...

-Да... Так и есть... Знаешь, у меня были отношения раньше с одной девушкой... Она сходила по мне с ума... Мне тоже казалось, что я люблю ее... Но только теперь я понимаю - это была не любовь, просто что-то другое... Мы трахались, но не любили... Целовались, но не чувствовали... Это такие странные отношения, - Славик потер лоб, - Там все так сложно... И совсем не так, как у нас с тобой... Я не знаю, как объяснить... Просто женщины - это совсем не то, что мужчины... Я не говорю, что они хуже, но они - другие... И их чувства - тоже...

-Один мудрый человек сказал: "... что любовь женщины - странная штука. Она жестока и почти всегда зряча, а любовь, которая все видит, - это ужасная любовь"...

-Странные слова... Но похоже на правду...

-Вот именно - похоже на правду...

-Обними меня, родной мой, - Славик поежился, - Мне холодно...

-Конечно...



Они лежали вдвоем, обнявшись, два красивых молодых парня, полные жизни, энергии, тепла... А по крыше гаража снова стучал вечный дождь, нагоняя тоску на кого угодно, но только не на них... Им было хорошо вдвоем, так хорошо, как бывает не так уж часто в жизни... И каждый из них старался сохранить в себе это чувство тихого счастья, запомнить его, запечатлеть внутри себя, чтобы потом, когда будет трудно или одиноко - вспомнить его и согреться...



-Я люблю тебя... - тихо сказал Славик, - просто люблю... Так сильно... Наверно, это банально звучит... Но как сказать по-другому ?

-Можно ничего не говорить... Ты сказал мне все своими руками, своими губами... Самим собой... Любовь - донельзя затасканное слово, затасканное по пустякам... Но ведь другого еще не придумали, верно ? Мы выражаем этим словом самое загадочное, самое необъяснимое и самое болезненное для нас чувство... Оно дарит нам наслаждение и одновременно заставляет страдать...

-Но почему мы влюбляемся ? Как это происходит ?

-Мы и сами не знаем. Никто... За что мы любим ? Молчание... Здесь ведь говорит наше сердце, а язык сердца - это другой язык... Существует ли причина любви ? Можно ли вообще попытаться ее понять ? Что привлекает нас в другом человеке ? Лицо ? Пропорции тела ? Голос ? Запах ? А, может быть, просто мимолетный взгляд, брошенный в нашу сторону, от которого потом все идет кувырком ? Или есть что-то еще ? Что-то, чего не могут видеть глаза, что нельзя услышать ухом, к чему нельзя прикоснуться рукой - только лишь сердцем... Ведь все это находится внутри нас... И мы не можем этим управлять, скорее - это оно управляет нами... Не зря ведь говорят, что любовь - чувство неземное... Так оно и есть на самом деле... Она именно приходит в наш мир, а не рождается в нем... Может быть поэтому мы так мало о ней знаем и почти ничего не можем объяснить... Именно поэтому ее здесь стремятся уничтожить, убить... Те, другие, кто живет не имея ее...

-Почему ты так говоришь, родной мой ?

-Просто мне немного страшно, вот и все... - сказал Сережа и закрыл ладонью глаза.

-Но почему, милый ? Разве что-то не так ? В чем дело ? - Славик погладил его по щеке.

-Нет, не в этом дело... Просто... Есть одна пугающая закономерность в этой жизни... Там, где возникает НАСТОЯЩАЯ любовь - там и смерть ходит рядом...



Славик задумался над последними словами Сергея. Они словно иголка кольнули его в самое сердце, пробуждая какие-то смутные предчувствия... Тем не менее, он произнес:



-Все будет хорошо, любимый, не переживай... Нас же теперь двое... Прорвемся...

-Может быть, дай то Бог... Я ведь теперь тебя никому не отдам, слышишь ? Никому...

-И я тоже...



Губы Славика вновь накрыли губы Сергея... И опять они любили друг друга... Нежно, яростно, страстно, жарко...

Так продолжалось до самого утра...

Влюбленным всегда не хватает времени...





* * *



Сегодня был теплый и солнечный день. Большая редкость здесь, настоящий подарок...

Славик с самого утра копал траншею за автомобильными боксами.

Один копал. Помощника ему не дали - все были заняты на других работах.

Лом и лопата - вот все нехитрые приспособления при помощи которых он боролся с каменистой и неподатливой здешней землей.

Хотя он работал в рукавицах, мозолей на ладонях все равно избежать не удалось. Они появились еще утром - теперь вспотевшие ладони неприятно саднили.

До обеда дело продвигалось неплохо. А вот после обеда - с трудом. Но он и не торопился особо - никаких сроков ему не поставили - копай и копай.

Он стоял по пояс в короткой траншее и боролся с очередным крупным булыжником, стараясь поддеть его ломом, когда кто-то закрыл ему солнце.

Славик остановился и поднял голову на пришедшего.

Человек возвышался над ним против света и его лицо рассмотреть было трудно. Однако сразу можно было понять, что это кто-то из командиров - на нем была форма офицера, а не матроса.

Славику не пришлось долго гадать - кто это, пришедший заговорил первым.



-Ну что, матрос Слава Шахов, работаешь, дорогуша ?



Романов... Это был он...



"Вот черт ! - выругался про себя Славик, - Принесла нелегкая..."



-Так точно, - коротко ответил он "по форме".



Романов усмехнулся и сложил руки на груди.



-Да, приятно посмотреть, как ты трудишься. Крепкое мужское тело в работе - разве может быть что-то красивее этого ? Как поживает твой кобель Сережа ? - Славик стиснул зубы и молчал. Его лицо стало злым и непробиваемым. - Он еще не оттрахал тебя ? В твою девственную задницу ? Ну чего же ты молчишь ? Было ? Или только подбирается, песни поет и все такое ? Он мастер по части соблазнения молодых придурков типа тебя... Большой профессионал, это по нему сразу видно... Ох, смотри, дорогуша, разведет он тебя... Если уже не развел...



Славик глядел себе под ноги и крепко сжимал лопату руками. С каждым словом Романова он сжимал ее все сильнее и сильнее.



-Ну что же ты молчишь ? Язык проглотил ? - Романов коротко рассмеялся - Какой же ты еще глупый мальчик, Слава Шахов ! Да что ты себе вообразил ? Ты думаешь, что ты какой-то особенный, исключительный ? Ты думаешь, что сможешь обойти меня стороной ? Да ни черта подобного ! Не выйдет, дружок. Ох, не выйдет. НИ У КОГО НЕ ВЫШЛО, ты понял ? Ты понял или тебе повторить ? НИ У КОГО ! Даже твой кобель Сережа... Он ведь тоже через ЭТО прошел. Да, да, дружок... А ты и не знал ? Глупенький... Ты спроси его, спроси как-нибудь об этом. Он тебе расскажет... Со мной ведь бесполезно бороться. Потому что я - ВЛАСТЬ. А власть - это все. Твой Сережа не долго боролся. Это даже доставило мне удовольствие ! Зато потом...



Романов опять рассмеялся. Славик не мог рассмотреть лица Романова - тот все так же стоял против света, но он прекрасно знал, какая самодовольная и наглая улыбочка застыла сейчас на этом лице.



-Ладно, я просто мимо проходил. Дел по горло после отпуска. Нужно идти, все успеть... Тобой мы займемся позже. Подумай о том, что я сказал тебе. На досуге поразмысли. Ну что ты стоишь, как истукан ? Вцепился в эту лопату... И думаешь себе: "Вот бы шмякнуть его сейчас по башке !"... Глупенький мальчик... Ну ничего, время на моей стороне... Ладно, мне пора. А ты работай, работай...



Сказав это Романов хмыкнул и пошел прочь.



"Козел ! - Славик сплюнул на землю и опять вернулся к булыжнику, - Интересно, как долго эта мразь будет надо мной измываться ? Нужно что-то сделать, чтобы он отстал... Только он просто так не отстанет... Пока своего не добьется, пока не добьется меня. Ну уж нет, дудки ! Этого ему не получить, ни за какие коврижки !"



Булыжник поддался.



"Что это такое он мне наговорил про Сережу ? Как это может быть правдой ? Он просто нарочно так сказал, чтобы позлить меня. Он просто завидует нам, поэтому хочет все растоптать. Сергей не мог быть с ним. Это невозможно. Этого никогда не было. Никогда ! Не мог мой Сережка ему поддаться, уступить... При чем здесь власть ? Все ведь от человека зависит...".



После визита Романова Славик работал с таким остервенением и злобой, что к ужину траншея была готова. Все таки и от этого придурка имелась некоторая практическая польза для Флота...



* * *



В тот воскресный день Славика в первый раз отпустили в увольнение... Вместе с Сережкой... На весь день...

Он, конечно, знал, что это не его заслуга. Сергей постарался за него - ведь такому "молодому" как Славик ходить по увольнениям было еще рановато...

Тем не менее, они оказались в городе Полярном вдвоем, на весь день...

Они оба были при полном параде - наглаженные, вычищенные, сияющие...

Первое место, куда Славик затащил Сергея, было фотоателье, где они сфотографировались вместе... Пожилой фотограф заверил их, что карточки будут обязательно готовы после обеда... Славику не терпелось послать их домой, маме... Пусть она посмотрит на него, каким он стал... Но больше того - ему хотелось показать маме своего нового Друга, показать ей Сережку... Ему хотелось показать его всему миру...

Потом они пошли в парк и съели там по два мороженных...

После парка было кино... Но Славик так толком и не посмотрел его - они взяли билеты в последний ряд и весь фильм целовались в почти пустом, темном зале...

Пообедали они в маленьком, уютном кафе... Пища была простая, вкусная и стоила дешево...

После обеда они получили у фотографа свои карточки... Славику они очень понравились... Сергей же сказал, что он получился с лицом придурка... Но это он нарочно так говорил, Славик знал это... Он прекрасно получился на всех снимках... Его белозубая улыбка сияла как бриллиант...

Потом они пешком гуляли по городу и прошли его весь из одного конца в другой... Они говорили обо всем на свете... И никак не могли наговориться... Они шутили, смеялись и резвились порой как мальчишки... Они оба были просто счастливы...

Перед возвращением в часть, они опять купили мороженное и съели его по три порции каждый... Сергей сказал, что может на спор съесть хоть десять порций, но Славик не стал с ним спорить и поверил ему на слово, всерьез опасаясь за его горло...

Когда они вернулись в часть, сняли парадную форму и переоделись в свои привычные застиранные робы, у них осталась еще масса времени...

Сергей заманил Славика в гараж, на предмет того, чтобы показать ему "кое-что" и там они занялись любовью... Они кувыркались в кузове тягача - своем излюбленном месте - больше часа и еле успели к отбою, так как у обоих не было с собой часов...

Уже в коечке, повернувшись к Сергею лицом и держа его под одеялом за руку, Славик сказал:



-Ты подарил мне незабываемый день... Мне было так хорошо вместе с тобой, спасибо тебе, родной !

-Не благодари меня... Ты же знаешь. Почему я все это делаю...

-Скажи мне... Я хочу услышать... Я всегда хочу слышать эти слова от тебя...



И Сергей прошептал:



-Я люблю тебя...



Славик улыбнулся:



-Любимый... Сережка, Сереженька мой... Родной... Единственный... Ну что, спим ?

-Спим... - кивнул Сергей.



Но на самом деле они еще долго не спали - разговаривали и шептались, глядя друг на друга... А их руки под одеялами, никем не видимые, вытворяли черт знает что...



* * *



Был очередной вечер в "курилке"... Сумрачный, но без дождя...

Ребята собрались "парами"... Восемь человек...

Сергей сидел рядом со Славиком и нежно обнимал его сзади за талию. Ребята видели это - от них не имело смысла что-либо скрывать, ведь это были "свои" ребята... Из окон же команды никто ничего видеть не мог... Подумаешь - просто сидят матросы тесным кружком и слушают песни под гитару...

Пел, конечно, Славик...

В перерывах велись разные разговоры, курились сигареты, слышался смех...

Славику была по душе их компания... Здесь он чувствовал себя равным среди равных... И даже унылая погода не могла никому испортить настроение... Потому что свое настроение они делали сами...

Сегодня дежурным по части был мичман... И это было здорово ! Он всегда относился к их "посиделкам" с пониманием и отодвигал для них время отбоя часов до двенадцати, вместо положенных по Уставу десяти... Мичману нравилось, что ребята собирались вот так, вместе, пели и разговаривали... Он был глубоко убежден, что все это способствует службе этих ребят здесь, так как создает у них нормальный внутренний настрой... Он и сам иногда выглядывал из окна "дежурки", где располагался главный распределительный пульт и слушал их песни... И жалел, что не может к ним присоединиться... Он ведь был еще совсем не старый, мичман Торчин... Едва ли на десять лет старше самих ребят...

Сегодня было спето уже много песен... Некоторые, самые любимые, Славик пел "по просьбам трудящихся" каждый раз... Иные вспоминались ко времени, к каким-то особым словам... Третьи Славик пел потому, что им самим владело то или иное настроение... Но большинство, безусловное большинство своих песен, Славик пел для Сережи... И тот это прекрасно чувствовал, ему не нужно было это объяснять... Это понимание Славик видел в его глазах цвета неба - самых выразительных глазах на свете...



-Слав, спой что-нибудь еще, что-нибудь совсем новое, что мы еще не слышали, - попросил вдруг Леня Аверкин.



Славик задумался на минуту, перебирая струны. Он взглянул на Сергея, на его умиротворенное, счастливое лицо, на лицо своего любимого... И песня пришла сама собой...

Славик взял первые аккорды и ребята сразу затихли, вслушиваясь в новую для них мелодию...



Я буду помнить только эти глаза всегда...

Я буду верить лишь в чистоту этих искренних слез...

Когда забудешь ты меня и на рассвете уплывешь,

Оставив в память лишь букет увядших роз...



Я буду помнить только этот голос всегда...

Он как лесной ручей будет ласкать сердце мое...

Когда укрывшись от дождя под старым слабеньким зонтом,

Останусь с осенью наедине вдвоем...



Я буду помнить только эти слова всегда...

Как много слов пожелтевшими листьями с ветром умчались вдали...

Когда забудешь ты меня и на рассвете уплывешь,

Как уплывают от причалов корабли...



И когда ты скажешь - прощай...

Я увижу потерянный рай,

Я увижу в нем улетающих птиц...

Я возьму краски, я возьму холст,

Я налью вина и скажу тост,

И смахну пыль с пожелтевших страниц...



Я буду помнить...



-Надеюсь, это песня не про нас, - усмехнулся Сергей, когда Славик перестал петь.

-Конечно... Ведь ты же меня никогда не бросишь ? - так же шутливо спросил Славик.



Ребята вокруг них вовсю улыбались.



-Нет, не брошу. Чтоб мне сдохнуть, если это не так ! - и Сергей крепко обнял Славика.

-Эй, вы ! Отбоя еще не было ! - засмеялся Сашка Калиничев.

-Ладно, ладно... - Сергей отпустил Славика и закурил очередную сигарету, - Слав, давай еще чего-нибудь...

-На сон грядущий, что ли ?

-Типа этого...

-Ладно... Попробуем...



И вот, что он спел им:



Иволга кричит в последний раз - Прощай - в осенней тишине...

Я покинул отчий край и больно мне...

Край ты мой заброшенный, край ты мой пустырь...

Плачут вдвоем, брошенные, лес да монастырь...



И уже нигде в колокола не бьют, нет на куполах креста...

И о чести здесь поют - лживые уста...

Снова пьют, дерутся, плачут, проклиная грусть...

Старая Русь, милая Русь, - за тебя молюсь...



Я МОЛЮСЬ...

Ты прости меня Русь моя - пустырь...

Старый клен да степь, лес да монастырь...

Ты прости меня за хмельную грусть,

За эту слабость... Я еще вернусь...



Ветер вольный спой мне песню о земле - она еще хранит

Теплоту души моей - а душа болит...

Плачет где-то иволга, плачет средь берез,

Эти глаза, полные слез, я с собой унес...



Я УНЕС...

Ты прости меня, Пресвятая Русь...

Ты прости меня за хмельную грусть...

Ты прости меня за стакан вина,

За эту слабость, что не в радость, не в радость...



-Да уж, ну ты нас и успокоил... - покачал головой Андрей Орлов, - Какой же теперь сон...

-Вы это нарочно, - улыбнулся Славик, - Я так до рассвета буду петь...

-Нет, время до рассвета лучше провести с большей пользой, - сказал Сережа и все дружно загоготали, - Спой нам последнюю, и все...

-Точно последнюю ? - поинтересовался Славик, хитро прищурившись на ребят.

-Да, да, да... - заголосили все разом.

-Ну ладно, Бог с вами, уговорили... Слушайте... "Птицы белые мои", слова Кости Никольского... Музыка народная... Исполняет - Бурлакова Фрося... То есть - исполняет - Славик Шахов...



Все хохотнули. Славик запел:



Бури и метели землю одолели,

Птицы белые мои к солнцу улетели...

По затерянным следам,

Поспешите в край далекий,

В край далекий, в путь нелегкий,

К светлым солнечным годам...



Отыщите мою радость,

Что за горем затерялась...

Принесите песню мне

О родившейся весне...



Разыщите лучик, что закрыли тучи

И родник живой воды напоит сады...

Отыщите в тишине

Голос ласковый, любимый,

Рук тепло, дающих силы,

Взгляд его верните мне...



Принесите мне веселье

Горных рек и рек весенних...

Жар людских сердец согретых,

Вольных странствий теплым ветром...



Попросите небо не темнеть от гнева,

Попросите у полей мирного раздолья,

Попросите у лесов

Чистых, звонких голосов,

Чтоб сказать о том, как труден,

Путь души, спешащей к людям...



Отыщите острова,

Где зеленая трава -

В ней живут любви и мира

Позабытые слова...



Сегодня песни Славика просто всех свели с ума. Наверное, у каждого на душе творилось такое, что ни о каком сне не могло быть и речи...

Они разошлись из "курилки" далеко заполночь, а когда улеглись в свои коечки - Сергей принялся жарко целовать Славика, как тогда, в гараже... Только теперь они были не в гараже, а в команде, среди других ребят... Но Сергею было, похоже, наплевать на это...

Когда у них случился очередной "перерыв", Славик понял - почему...

В эту ночь в команде не только они с Сергеем занимались любовью, пока остальные матросы мирно спали и храпели, накрывшись с головой темно-синими одеялами...





* * *



Пролетел еще один месяц службы...

Отгремели флотские учения этого года. Из-за них работы в части у всех поприбавилось.

Постоянно приезжали какие-то "шишки" с проверками и смотрами, учебные тревоги (преимущественно - ночные) следовали одна за другой...

Славик мог "видеться" с Сергеем, но теперь не так часто, как раньше. Это его расстраивало. Ему хотелось, чтобы они всегда были вместе... Он понимал, что это невозможно, но ему так хотелось...

Когда замполит на очередном утреннем разводе объявил о конце учений, все восприняли его слова как манну небесную... Никто уже не слушал, что там говорил командир части про "успешно выполненные учебные задачи", - все просто стояли в прострации и повторяли про себя: "конец дурдома"...

В один из вечеров Сергей и Славик опять сидели на причале вместе. Они строили планы... Что будет с ними после службы... Сергей говорил, что пока Славик будет "дослуживать", он останется здесь на "сверхсрочную"... Говорили о совместном отпуске, который Сергей, когда подойдет время, собирался выпросить у замполита... Говорили, говорили, говорили...

Славик был счастлив. Он смотрел на Сергея и жадно ловил каждое его слово, каждый его жест... Когда Сергей умолкал и начинал говорить Славик - они менялись ролями... Они были так похожи друг на друга и, одновременно, они были такие разные... Но они теперь были - ОДНО...

А в конце разговора Сергей сказал, сжав Славику руку:

"Вот увидишь, Слав, что всё так и будет... Всё будет так, как мы задумали... И ничто не сможет помешать нам"...



Сергей и предположить тогда не мог - что МОЖЕТ... И очень даже скоро...



* * *



В тот вечер всё было как обычно.

Сергей весь день мотался с замполитом в Полярном, Славик видел его последний раз утром, за завтраком...

Вечерний развод начался традиционно. Дежурил мичман Торчин...

Славик вяло стоял в шеренге и слушал, как он выкрикивает ночные наряды и вахты...

И тут он услышал свою фамилию:



"Матрос Шахов - сегодня наряд в ангаре. На всю ночь. Требуется помощь вахтенному... Заступаешь после полуночи. Есть время отоспаться. Далее..."



Славик сразу "проснулся". Ангар ? Помощь ? На всю ночь ?

Конечно же, это Серёжка... Это он всё устроил... Как тогда, в их первую ночь... Они опять будут вместе... Вдвоём...

После окончания развода Славик "впорхнул" в команду как птичка, почти не касаясь земли...



* * *



Когда Славик шел к ангару в назначенное время, он повторял про себя только одно: "Не беги, не беги, иди спокойно"...

Ноги, буквально, несли его вперед... Ему хотелось быстрее увидеть Сергея... Своего Сережку...

Он обогнул автомобильные боксы и подошел к ангару со стороны причала - именно там был вход в караульное помещение, если, конечно, его можно было так назвать... Но все называли... Называл и Славик... С другой стороны ангара был еще один вход - но им пользовались редко, при погрузке-разгрузке...

Когда Славик увидел заветную дверь - всё внутри него запело... Вот она, всё ближе, ближе...

Он распахнул ее и одним махом влетел внутрь...

В глаза ударил яркий свет, хотя на улице тоже было светло - полярный день еще не закончился... Но в ангаре свет был ярче... На секунду Славик "ослеп"... Пока глаза привыкали, он услышал, как за его спиной кто-то резко захлопнул дверь и задвинул тяжелую щеколду.

Славик обернулся. Глаза почти совсем привыкли...

У двери стоял и ухмылялся матрос Владимирский...

Славик оторопел...

"А где же..." - только и смог выдавить он из себя, и тут же осекся.



-...Трошин ? Да ? Напрасно ты надеялся его здесь увидеть. Он всё ещё в Полярном, - послышался за спиной Славика знакомый до отвращения голос Романова.



Славик резко повернулся на звук его голоса.

Романов важно сидел за столом, где вахтенные, обычно, пили чай, и, сложив руки на груди, улыбался.



-Ну что, полосатый ? - ухмыльнулся он во весь рот, показывая зубы и встал из-за стола, - Достаточно уже ты поёбся со своим кабелем Сережей... Теперь моя очередь ! А то ведь так нечестно... Всё ему, да ему... А мне ?

-По губе... - огрызнулся Славик. Он уже заметил второго матроса, подручного Романова. Тот стоял у стены и тоже лыбился.

-У, красавчик... - Романов погрозил Славику пальцем, - Какие мы грозные ! Старших нужно слушаться, понял ? Не учили тебя что ли ? Ничего, мы сейчас научим...



Дальше всё произошло слишком быстро...

Славик хотел метнуться к противоположной стене, но Романов преградил ему путь... Из-за спины как кошка прыгнул матрос Владимирский и сбил Славика с ног... Он уселся на нем сверху, заламывая руки и Славик услышал, как щёлкнули наручники...

Да, хорошо же они подготовились... Ничего не скажешь... Со знанием дела...

Владимирский и второй матрос (фамилии которого Славик не знал, так как он был не "местный", а приехал в их часть из Полярного только на время учений) резко подняли Славика на ноги, встряхнули как следует и поставили прямо перед Романовым.



-Очень хорошо, - Романов был доволен и жмурился как кот, - Замечательно. Наш мальчик попался... Теперь ему уже не уйти... А ну-ка, ребятки, спустите с него штаны...



Славик почувствовал, как оба подручных Романова, продолжая крепко держать его, расстегивают застежки робы у него на талии... Потом они резко рванули брюки вниз, снимая их вместе с трусами...



-Господи ! Прелесть какая ! - Романов глядел во все глаза на Славика, - У меня уже слюнки текут ! Вы только поглядите, какой у него толстенький и длинненький... А как там сзади ? - обратился он к своим прихвостням.

-Нормально, шеф, - ответил Владимирский, - Попка что надо - кругленькая и аппетитная... Как орех... Так и просится на грех...



Они втроем захохотали. Славик лихорадочно соображал - что же делать ? Что? Что? Что?



-Успеется ! - снисходительно махнул рукой Романов, - Сейчас проверим - вкусный он или нет... Ну-ка, ребятки...



Каждый из матросов наступил своим ботинком на ботинок Славика.



"Чтобы я не смог поднять ноги и ударить эту свинью..." - пронеслась у Славика мысль.



Романов встал перед ним на колени и одним быстрым движением отправил его член себе в рот. Двигался он с упоением... И со знанием дела... Как профессионал...

Славик зажмурил что есть силы глаза и сжал зубы так, что они заскрипели... Ему было противно... Гадко... Тошнотворно... Мерзко...

Но его молодое тело так не считало... Оно считало по-другому... И у Славика начал вставать член...

Это было ужасно... Это никак нельзя было остановить... Этому никак нельзя было помешать...

Кто-то из двоих за спиной Славика принялся лапать его за зад... Грязно и нагло...

Внутри у Славика всё вскипело... Он зарычал и со всей силы перегнулся вперед, пытаясь нанести удар головой по Романову.

Тот быстро отскочил от него и встал на ноги.



-Видали ? - кивнул он на Славика и вытер ладонью мокрые губы, - У него хуй сосут, а он еще и недоволен ! Как тебя Сереженька то разбаловал, какой-то кошмар !



Оба матроса опять загоготали. Но лицо Романова стало злым и непроницаемым.



-Ладно, хватит, - он начал расстегивать брюки, - Шутки кончились. Я уже хочу. Вырубите его !



Славик хотел обернуться, но не успел. Кто-то из двоих нанес ему упругий удар ребром ладони по шее. В глазах у Славика все закрутилось, ноги подогнулись... И он повис на руках у своих палачей...



...Сознание иногда возвращалось к нему... Из-за боли...

...Его куда-то волокли, клали, ставили, переворачивали, опять волокли...

...Это было похоже на странный сон, на кошмар, из которого ты постоянно соскальзываешь назад в черноту и забвение...

...И возвращаешься в полуреальность опять...

...Они имели его как только можно, все по очереди...

...Они творили с ним странные и страшные вещи...

...Они были голые и потные, все трое...

...Их тела были липкими и отвратными - тела демонов ада...

...Они проникали в него, глубоко и настойчиво...

...Они мучили его, а у него все никак не хватало сил ответить им...

...Он постоянно соскальзывал в черноту и забвение...

...И возвращался опять...

...И опять они творили свое зло, которому не было названия...

...Которому не было прощения...

...Только звери могли творить такое, только звери, но не люди...

...И опять темно, опять он летит куда-то вниз, пропитанный болью насквозь...

...Всё это продолжалось неизмеримо долго, целую вечность...

...Опять и опять, снова и снова...

...О Боже, неужели человек может выдержать такое ?...

...Это были обрывки мыслей, утекающие в никуда, как вода сквозь пальцы...

...Грёзы наяву, страшные грёзы нечеловеческой ненависти...



Наконец, Славик очнулся... Голова гудела, хотя соображал он довольно четко...

Он был раздет полностью и лежал на полу... Под ним было что-то постелено...



Он медленно открыл глаза и осмотрелся...

Его насильники лежали рядом с ним... Все трое... Они не двигались... Спали ?

Врят ли... Скорее - просто отдыхали...



Славик с удивлением обнаружил, что на нем теперь нет наручников... Руки были свободны...



Романов лежал ближе всех, повернувшись к Славику спиной...

Его бока поднимались и опускались - он дышал...



Дышал... Дышал... ДЫШАЛ...



Грязный, вонючий ублюдок... Мразь, тварь... Сволочь... Отродье...



Славик вскочил и быстро оседлал Романова... Его руки, словно клещи, что было сил сдавили ненавистное горло...

Романов тут же очнулся и захрипел... Он перевернулся на спину и отчаянно попытался освободиться... Его лицо побагровело, а глаза начали вылезать из орбит...

А Славик все давил и давил...



Всё вокруг пришло в движение...



Матрос Владимирский очухался первым. Он подлетел к Славику и ударом в челюсть оглушил его... Славик разжал руки и повалился на пол...



Романов жадно глотал воздух и тёр посиневшее горло... Его лицо начало приобретать привычный розовый цвет... Рот же Славика наполнялся кровью...



-Ах ты гадёныш поганый ! - прорезался голос у Романова, - Очухался он ! Вот блядь ! Чуть горло мне не сломал, паскуда ! А ну, ребята, отделайте его хорошенько !

-Сильно бить ? - это спросил тот, второй, из другой части, не Владимирский.



Романов злорадно усмехнулся:



-Сильно ! Отделайте его под орех ! Пусть запомнит нас хорошенько ! Блядь такая...



Славик видел, как они подошли к нему...

Славик видел, как Владимирский первым ударил его ногой в живот...

Потом второй ударил его по спине...

Какое-то время он еще всё видел...

Потом он уже не видел ничего...



* * *



Славик очнулся... Он лежал один на бетонном полу ангара... Лицом вниз... Со спущенными до колен штанами...

Кругом было темно... И только одинокий лучик света прорывался откуда-то из под потолка - в нем весело плясали и искрились пылинки...

Ему не хотелось возвращаться в реальность... Здесь его ждали воспоминания... Страшные воспоминания о том, что с ним произошло, что с ним сделали...

Славик чувствовал слабость, почти полное бессилие, словно из него выпустили всю кровь...

И еще - позор... Невероятный, всепоглощающий...

Теперь он знал, что значит быть "опущенным"...

ОНИ сделали его таким... ЭТА МРАЗЬ и его подручные...

Славик попытался подняться на руках и не смог... Внизу живота полоснуло болью... Он закусил губу и глухо застонал...

Нет, лучше пока не шевелиться... Тогда боль уйдет... ЭТА боль... Но что делать с другой болью ? Как заставить уйти ее ? Он не знал...

Он продолжал лежать в той же нелепой позе... Пол был холодным и грязным, как и он сам...

Да... ХОЛОДНЫМ и ГРЯЗНЫМ...

Дикое отчаяние навалилось на Славика и подмяло его под себя... Из глаз сами собой потекли слезы... Ему было горько... И одиноко...

Отчаяние сменилось отрешенностью, полным безразличием...

И почему ОНИ его не убили ? Зачем ему теперь жить ТАКИМ ?

ХОЛОДНЫМ и ГРЯЗНЫМ... Как пол ангара...

Вокруг было настолько тихо, что звенело в ушах... Что сейчас - день или ночь ? Неизвестно...

Скорее всего, все еще ночь... Вечная ночь, которая никогда не кончится, которая воцарилась теперь раз и навсегда... Проклятие зла, дар лютой ненависти...

Сами собой на память пришли стихи Марины Цветаевой и Славик зашептал их одними губами:



Закачай меня, звездный челн !

Голова устала от волн !



Слишком долго причалить тщусь, -

Голова устала от чувств:



Гимнов - лавров - героев - гидр, -

Голова устала от игр !



Положите меж трав и хвой, -

Голова устала от войн...





Он еще раз попытался встать на руках. На этот раз ему это удалось...

И боль в животе была не такой острой...

Интересно, откуда берутся в человеке силы ?...

Славик долго провозился со штанами, пытаясь натянуть и застегнуть их... Наконец, и это ему удалось...



Что теперь ? Неизвестно...

Что теперь делать ?... Подсказать было некому...



Он поднялся на ноги... Его шатало...

Во рту был привкус железа... Он сплюнул на пол...

Славик обхватил голову руками - она гудела как колокол... Волосы надо лбом слиплись и склеились. Что это ? Кровь ? Они разбили ему голову ?

НЕТ...

Этот ответ дала его воспаленная память...

Это не кровь, это сперма...

Он вспомнил, что пока Романов "трудился" над ним, его подручные, достав из штанов свои члены, кончали ему прямо на лицо...

МЕРЗОСТЬ...

Ему хотелось в туалет... Очень сильно...

Он подошел к стене ангара и, расстегнув штаны робы, стал писать прямо тут... От напряжения опять заныл живот и спина...

Интересно, какого цвета у него моча ? Желтого ? Нет... Скорее всего - розового... Они ведь били его по спине, по почкам... Перед тем, как...

Да, перед тем, как взяли над ним верх...

ЗВЕРИ... НЕЛЮДИ... УБЛЮДКИ... МРАЗЬ...

А он ?

Что "он" ?

Кто теперь он ? Кто он такой ?

ХОЛОДНЫЙ и ГРЯЗНЫЙ...

Но разве это он ?

Да...



Славик пошел к другой стене ангара - там стояла банкетка... Он кое-как доковылял до нее и сел...

Нужно было собраться с мыслями...

С какими мыслями ? Разве у него остались какие-то мысли ?

Остались...

Он заставил себя ВСПОМИНАТЬ...

ВСЕ...

ШАГ ЗА ШАГОМ...

Все, что они с ним творили здесь...

Здесь ? Разве это было здесь ?

НЕТ... Это было в другом помещении ангара, с другого его конца...

Но как же он оказался тут ?

Они его сюда притащили и бросили, как же еще...

Вместе с воспоминаниями пришла злоба...

ОН ЖИВ... Все еще жив...

И у него есть силы... Так что же он должен сделать ?



О Т О М С Т И Т Ь ! ! !



О, да... Месть...

Славик почувствовал, как силы вливаются в него невидимым упругим потоком...

Откуда ?

Какая разница !

У него появилась ясная цель... Она блеснула в жуткой темноте как молния...

Славик расправил плечи...

Плевать на боль, плевать на все...

Он должен сделать ответный ход и показать им, на что он способен... И он покажет... Обязательно покажет...

Славик медленно встал с банкетки и направился к выходу...

Он знал, куда нужно идти...

Идти нужно было в команду...

Ведь именно там находилась оружейная комната...





* * *



Ему везло...

На всем пути от ангара до команды никого не было... Он разулся и тихо вошел в знакомые двери...

Оружейная комната располагалась в самом конце коридора на первом этаже... Чтобы добраться до нее, нужно было проскользнуть мимо комнаты дежурного по части...

Интересно, открыта дверь в комнату дежурного сегодня ?

Славик осторожно заглянул с лестницы в коридор...

Дверь "дежурки" была открыта, оттуда лился свет...

Вот, черт...

Он осторожно пробирался по коридору, стараясь подобраться к самой двери... В "дежурке" тихо шелестела местная рация... Больше - ни звука...

Славик быстро заглянул туда и опять скрылся в сумраке коридора...

Так, дежурный сидит за пультом... И смотрит в другую сторону... Можно рискнуть...

Он стремительно прошмыгнул мимо комнаты дежурного по части и замер с другой стороны...

Все тот же шелест рации...

Пронесло... Значит, его не заметили... Значит, ему удалось...

Везуха...

Он продолжил свой путь на цыпочках дальше по коридору...

Оружейная комната закрывалась на кодовый замок и пломбировалась... Славик усмехнулся и сорвал с ее двери обычную пластилиновую печать... Проще простого...

Теперь замок...

С ним тоже не было сложностей - код был ему известен...

Славик нажал на панели замка три цифры одновременно - 720 - и осторожно потянул запорную ручку вниз... Замок щелкнул и дверь открылась... Вот и все...

Славик прошмыгнул в "оружейку" и тихонько прикрыл за собой дверь...

Ему не нужно было зажигать свет... Светлые, летние, северные ночи...

Он даже на ощупь знал, где находится его ДРУГ... Автомат АК за номером 2278... Тот самый, о котором он заботился, как о себе самом... Автомат был заряжен - и это было превосходно...

Славик бережно достал его из своей ячейки в оружейной "пирамиде"... Его друг был тяжелым и холодным...

О том, чтобы возвращаться тем же путем, которым Славик пришел сюда, не могло быть и речи... Второй раз ему могло и не повезти у комнаты дежурного по части... Тем более, с автоматом...

Славик подошел к окну. Открыл задвижки, потом распахнул внутренние рамы... Очередь дошла до наружных - они были открыты так же легко и бесшумно...

Славик взобрался на подоконник и спрыгнул с него вниз на улицу... Пробираясь согнувшись под окнами команды, он чувствовал себя заговорщиком и это еще больше подогревало его желание мести...

Оказавшись на безопасном расстоянии от команды и прижимаясь ближе к кустам, Славик почему- то решил обернуться...

Команда... Двухэтажное здание, цоколь которого был выкрашен голубой краской... Его дом...

Окна второго этажа... Кубрик... Там сейчас спит его Сережка в своей коечке... А коечка Славика рядом - пуста...

СЕРЕЖКА ?!...

Славик тряхнул головой и опустил автомат на землю, держа его за дуло...

КАК ЖЕ ОН МОГ ЗАБЫТЬ О НЕМ ?!

Они же любили друг друга... Он и Сережка...

Почему же он ни разу за все время не вспомнил о нем ? Словно бы его вообще не существовало на свете ? Словно бы он был совсем один...

Славику захотелось бросить автомат прямо тут и что есть силы бежать назад в команду... Там он найдет в кубрике своего Сережу, разбудит его, бросится к нему на грудь, заплачет, все расскажет... Сергей поможет ему, он всегда знает, что нужно делать... Он согреет его, ведь он его так любит... Он смоет с него этот ПОЗОР... Защитит его от него самого... И от этих УБЛЮДКОВ...

Но...

Что ?!

Но тогда эта МРАЗЬ останется жить, вот что !

Ведь Сергей НИКОГДА не позволит ему, Славику, отомстить своим обидчикам... Ради него же самого... Ради "его же блага"...

Нет, так не пойдет...

Порыв - бежать в команду - захлебнулся совсем в других чувствах и исчез, как исчезает воздушный шарик, который укололи острой иглой...



Не нужно никуда идти... Единственное место, куда ДЕЙСТВИТЕЛЬНО стоит пойти сейчас - это ангар...

Романов и его прихлебатели все еще там... С другого конца... И он, Славик, найдет их... Вот это будет игра... Вот это будет весело... Возмездие преступникам, которых реальное правосудие никогда не накажет... Потому что нет на свете способа доказать их вину...

Славик зло и торжествующе улыбнулся...

Прости, Сережа, я должен идти... Меня ждут... Поговорим после...

Он подхватил автомат и, скрипнув зубами, устремился к ангару...



* * *



Он пробирался по темному длинному ангару тихо, словно барс... Он крался в темноте, словно хищник, преследующий свою жертву... Так оно и было... Только теперь они - жертвы, а он - хищник...



В дальнем конце ангара из под плотно закрытой двери пробивался свет... Вот она, его цель... Вот он, свет его маяка, чтобы не заблудиться во мраке...



Славик слышал только свое дыхание - напряженное, глубокое, уверенное... Подобравшись к заветной двери совсем близко, он осторожно снял АК с предохранителя...



За дверью слышалась какая-то возня и тихие голоса... Славик узнал их... Они... Конечно, все они были тут...



Прекрасно...



Он знал, что дверь открывается вовнутрь...



Славик замер...



Силы... Они переполняли его...



Он как молния скользнул к двери и ударил в нее ногой...



Дверь распахнулась... Он не шагнул, а буквально прыгнул в проем...



Яркий свет на секунду ослепил Славика... Но глаза тут же привыкли... Всё происходило очень быстро... Время словно сжалось в тугую, мощную пружину...



-Не ждали ? - Славик сам не узнал своего голоса. Он был жесткий и безжалостный... Железный...



Романов сидел на банкетке, у стены, прямо напротив двери. Двое его подручных расположились по обе стороны возле него. Он обнимал их за шеи... Ширинка на брюках Романова была расстегнута, один из матросов шарил в ней рукой...



Все трое замерли и глядели на Славика круглыми глазами...



Вот и попались, голубчики... Ублюдки...



Славик вскинул свой автомат и передернул затвор. Звук получился смачным и громким.



Класс !



Металлическое эхо вспорхнуло под высокий потолок ангара...



Оба вахтенных матроса смотрели на Славика с изумлением. Они не двигались...



-Вон отсюда ! - сказал он, обращаясь к ним, - Оставьте автоматы и вон ! Живо ! Шестерки...



Объяснять им второй раз не пришлось. Они словно вспомнили, что где-то их ждут неотложные дела и ретировались. Через вторую дверь...



Так, значит пошел отсчет времени.... Нужно торопиться...



Глаза у Романова раскрылись ещё шире и стали похожи на глаза огромной жабы, в них застыл ужас и немой вопрос - "НЕУЖЕЛИ ?! КАК ЖЕ ТАК ?!".



Страх сковал его по рукам и ногам, не давая возможности двигаться, защищаться, удирать - не давая возможности ничего делать. Его белое как полотно лицо вспотело, крупные капли пота скатывались по щекам и падали на светло-желтую форменную рубашку. В таком виде и с расстегнутой, вдобавок, ширинкой он выглядел жалко...



Поверженный диктатор...



-Отомри, ублюдок ! - насмешливо кинул ему прямо в лицо Славик, - Теперь мы поменялись местами ... Тебе страшно ? Правильно, БОЙСЯ МЕНЯ... Если бы я мог, я бы протянул для тебя эту муку как можно дольше... Если бы у меня было время... Но у меня нет времени...



Романов понял, что Славик не шутит и его рука дернулась к кобуре - он хотел выхватить пистолет...



-Сдохни, гадина ! - сквозь зубы процедил Славик и его автомат АК за номером 2278 выпустил короткую очередь. Помещение наполнилось страшным грохотом.



Тело Романова дернулось несколько раз и подпрыгнуло. Его откинуло к стене. Кровь из многочисленных ран ударила фонтанчиками, заливая все вокруг. Форменная рубашка теперь не была больше светло-желтой - она была ярко-алой, почти вся...



Одеяние палача...



Черные брюки блестели в тех местах, где по ним ручейками стекала кровь...



Романов издал какой-то странный звук, похожий на шумный вздох и сполз по изрешеченной стене на пол. Его глаза остались открытыми, а на лице застыло какое-то глупое, "дебильное" выражение...



Больше он не дышал...



КОНЧЕНО...



Пружина времени распрямилась и оно опять стало самим собой... Быстрым и неумолимым...



Славик перевел автомат в режим одиночной стрельбы, брезгливо сплюнул на пол и пошел прочь...



* * *



Когда Славик оказался на улице, он вдруг понял, что ему некуда идти...

В команду ? Это смешно... Это называется - "сложить оружие"...

Бледнолицые братья закапывают свои томагавки... Войне конец...

Смешно... До слез...



Он теперь - не такой как все... Он теперь - другой...

Совсем...

В этом у него не было сомнений...

Все перевернулось и встало с ног на голову...



Друзья, враги...

Враги, друзья...

Любовь, ненависть...

Охотник, жертва...

Отмщение...

И раскаяние...



Его будут искать, за ним будут охотиться... Как за зверем...

Кто ?

Они, его сослуживцы, его матросы, его ребята... Те, которые любили его... Уважали... Ценили...

Сами ? Их заставят...

А Сергей ? (Славик закусил губу)... Он тоже ?

Конечно... Ему прикажут и он ничего не сможет сделать... Иначе, он станет таким же...



НИ ТАМ, НИ ТУТ...



Славик не стал обходить ангар - его могли увидеть из команды... Они ведь слышали выстрелы и наверняка те двое ублюдков, которых он отослал, уже все рассказали дежурному...



Но почему тогда так тихо вокруг ? Почему не воет аварийная сирена ? Он не знал...



Славик повесил автомат на плечо и медленно двинулся прочь от ангара, в сопки... Одинокий дозорный на тропе войны... Нет, томагавки закапывать еще рано...

Он должен подумать... Есть о чем... Он должен побыть один...

Ему предстоит принять важное решение - ЧТО ЖЕ ТЕПЕРЬ ДЕЛАТЬ ?...

И он понимал, что от этого решения не просто многое зависит... От него зависит ВСЁ...

Вот так...



* * *



Команду подняли по тревоге "тихо", без воя сирены и криков дежурного "Рота, подъем ! В ружьё !"...

Выстрелы слышали и действительно, один из приспешников Романова прибежал к дежурному по части 954ХХ-Б и рассказал ему, что, по его мнению, произошло несколько минут назад в ангаре... Рассказал, конечно, не все... Он был насмерть перепуган и его трясло как отбойный молоток... Дежурный отправил его в лазарет за валерьянкой...

Сергей был в числе тех, из которых дежурный по части сформировал небольшую мобильную группу поиска и захвата...

"Поиска и захвата", да...

С автоматами наперевес, они осторожно двинулись к ангару, озираясь по сторонам...

Когда они вошли в помещение склада, там еще не успел развеяться пороховой дым... И еще - там пахло свежей кровью... Она была повсюду... Кругом...

Все молча смотрели на изрешеченное пулями тело Романова... Никто не подошел, чтобы проверить у него пульс... Это было бесполезно... Сомнений в том, что Романов мертв, ни у кого не было...

"Господи, Боже !" - прошептал мичман и тут же отдал приказ - "Ничего не трогать... Ищем Шахова... Он не мог далеко уйти..."

При этих словах Сергея передернуло...



* * *



Славик не стал уходить далеко...

Зачем ?

Он уже знал, что вернется...

Он сидел в небольшой расщелине скал, обнимая свой автомат, и курил.

Глаза у него были "стеклянными". Из них текли слезы и падали на брюки робы вместе с редкими каплями холодного дождя.

Он шептал слова собственных стихов. Тех самых, из зеленой тетради. Раньше, эти слова казались ему странными, необъяснимыми. Славик никак не мог понять, почему написал такие стихи. Раньше...

Но не теперь...

Теперь, когда все изменилось, эти слова наполнились диковинным, пугающим смыслом. Они наполнились необычной правдой и превратились в страшное откровение того, кто уже всё прошел и не ждет больше от жизни никаких ужасных сюрпризов...



Надо мною - небо черное

Надо мною - саван дождевой

Крылья белые - поломаны

Сердце - переполнено тоской



И любовь моя непоправимая

Гложет душу, что тобой полна

Я раздавлен неземною силою

Посредине осени - весна



Странно всё и непонятно многое

Почему же ты, избранник мой,

Над моей последнею дорогою

Птицей пролетел береговой ?



Пролетел и скрылся в небе угольном

А меня оставил - умирать

Только чайки, выстрелом напуганные

Надо мною будут горевать





Славик уже принял "свое" решение...

От которого зависело ВСЁ...

Оно сулило разлуку... С его единственной, неземной любовью...

С Сережей...



А еще - с мамой... С ребятами... Со своим городом... Со всем, что ему было дорого...



ВЕЧНУЮ РАЗЛУКУ... НЕОТВРАТИМУЮ... КАК ПРИГОВОР...



Одна лишь вещь этим мглистым, ранним утром согревала его душу...

Ему хотелось вернуться на причал...

По которому он сделал свои первые шаги здесь...

На котором они с Сережей впервые признались друг другу в своих чувствах...

И на котором все закончится...



Так он решил...



Славик выбросил давно погасшую сигарету и вытер слезы с лица озябшей рукой.



Нужно было собираться в обратный путь...



* * *



Сергей давно уже понял, что именно произошло.

Они кружили по территории части, заглядывали в самые глухие уголки на "нычки" и "шкеры", но Славика нигде не было.

Сергей молил Бога, чтобы именно ему посчастливилось первым найти своего любимого. Только бы он, только бы не кто-то еще...

Он не знал, что он скажет ему. Но он уже знал, КАКИМ он его найдет.

Мысленно Сергей уже готовился к самому худшему, но его сердце отказывалось в это верить.

Он чувствовал, что Славик жив, что он где-то поблизости.

И еще он чувствовал, как неумолимо утекает его "золотое время". Словно песок сквозь пальцы.

Время, когда что-то еще можно изменить, когда всё еще "не слишком поздно"...



До Сергея, словно издалека, донесся голос мичмана, говорившего, что нужно обыскать окрестности, что Шахова в части, скорее всего, нет.

Они устроили минутный перекур, встав друг к другу спинами - нервы у всех были взвинчены до предела - и осторожно двинулись в сопки короткой цепью.



* * *



Славик дошел до причала никем не замеченный. Никто не попался ему на пути.

Опять везуха. Как тогда, перед комнатой дежурного.



Он сел на край причала, свесил ноги вниз и стал смотреть на воду. А губы сами шептали:



Упали руки - месть свершилась

И сердце моего врага -

Остановилось...



Но почему нет радости во мне ?

И почему я плачу

В тишине ?



Быть может, оттого,

Что как в плохом кино

Остановиться и мое теперь должно ?



Этого не было в зеленой тетради... Это родилось сейчас... Опять потекли слезы. Сами собой... Славик ничего не мог с этим поделать.



Что за чёрт...



Перед глазами стояло лицо Сережи. Такое родное, такое знакомое... Лицо его любимого. Самое красивое лицо. С лучезарной улыбкой... С солнечными искорками в глазах...



Осталось совсем немного времени. Скоро они уже будут тут. Славик чувствовал это.



Он еще раз взглянул на невысокие волны, что плескались у него под ногами.



Прощайте...



Пора...



Славик встал с края причала, отошел от него и повернулся лицом к команде. Повернулся лицом к своей судьбе. К тому, чего уже не изменишь... Даже если очень хочется...



* * *



И тут они его увидели, а он увидел их.



ОНИ - вскинули автоматы наизготовку. Некоторые "взяли на плечо" и прицелились в него. Не все... Только некоторые...



ОН - опустил автомат вниз, вдоль своего тела и приставил его дуло под свой подбородок. Его палец лег на спусковой крючок...



-Не подходите ко мне ! Никто не подходите... - крикнул он им громко и твердо издалека.

-Брось, хватит дурить. Положи автомат, - прокричал мичман, но в его голосе не было особой уверенности. В его голосе был страх.

-Нет. - ответил им Славик и легонько покачал головой из стороны в сторону, - Нет, уходите. Уходите отсюда и оставьте меня одного. Я не сделаю никому никакого вреда...



Матросы растерянно переглядывались.



Знакомые лица... Из другой жизни...



Из-за них вышел Сережа...

Внутри у Славика что-то "оборвалось"... На него нахлынули нежность, стыд, страх, печаль, сожаление, грусть и скорбь - всё одновременно. Чувства пробудились и залили его, как вода заполняет пустой сосуд.

Сережа медленно двинулся к нему. Все молчали. Все как зачарованные теперь глядели не на Славика, а на него... Свой автомат Сережа положил к ногам мичмана. Славик услышал, как тот тихо сказал ему вослед: "Ты что, дурак ?! Куда ?!"

В руках у Сережи теперь ничего не было. Он очень, очень медленно шел вперед, шел к Славику... Он смотрел прямо ему в глаза. Неотрывно...

Он был прекрасен - самый лучший человек на земле... Они знали, кого послать к нему... Но разве они его посылали ?... Нет, он пошел сам...

Когда между ними осталось несколько шагов, Славик произнес:



-Все... Стой... Пожалуйста !!! - это прозвучало слишком трагично. Как в кино... Не специально...



И Сережка остановился. Он замер. Было слышно, как он дышит. У него был странный взгляд. Болезненный... Понимающий все... От этого взгляда Славику хотелось закричать...



-Пусть они уйдут... - уже громче сказал Славик, - Пожалуйста, пусть они все уйдут !



Мичман что-то тихо прошептал матросам и они попятились назад. Через некоторое время они уже были достаточно далеко, почти у самой команды и остались стоять там. Автоматы они держали всё так же, наизготовку, но в Славика больше никто из них не целился.



-Я хочу поговорить, - раздался глухой голос Сережи и Славик вздрогнул. Сережа медленно опустился на причал и сел на корточки. - Разверни автомат дулом вниз. Я прошу тебя !

-Нет, милый. Я не могу. Я буду держать его так. Потому что мне все равно придется сделать то, что я собрался сделать. У меня теперь нет выбора. Что бы ты ни сказал мне...

-Выбор есть всегда, - Сережа опустил глаза и посмотрел на свои руки. Потом опять поднял взгляд на Славика.

-Господи ! Как я любил тебя ! Если бы ты только знал, как я любил... - и из глаз Славика по щекам вниз покатились крупные слезы, - Об этом не расскажешь... Я просто не могу...

-Я знаю, я знаю все без слов, - и вдруг совершенно другим голосом, - Не оставляй меня... Пожалуйста...

-Почему ты так говоришь ? Тебе просто приказали, да ? Остановить меня любой ценой, да ? Они ведь знают, что мы дружили, они так думают, поэтому послали тебя ? Если бы они знали правду... Если бы её знали все до конца...



Сережка улыбнулся, но только краешком рта:



-Дурачок, какой же ты глупый... Неужели ты совсем ослеп ? Ты ничего не видишь ?

-ОНИ убили мою душу, - обида и горечь захлестнули Славика, но злости не было, уже не было. - ЭТИ... Если бы ты только знал, ЧТО они со мной сделали... Погляди на моё лицо...

-Я вижу... Я знаю... Забудь об этом, хотя бы сейчас не вспоминай... Просто подойди ко мне и обними... Обними меня покрепче... Пусть все смотрят, мне все равно... Мы пойдем вместе с тобой в команду и будем долго говорить... Нам никто не помешает... Никто, слышишь ? И мы будем вместе, я не брошу тебя. Я не оставлю тебя ни на минуту... Больше - НИКОГДА...

-Ты лжешь мне ! - в этих словах было только одно отчаяние, - КАК ты лжешь ! Я же УБИЛ ЧЕЛОВЕКА, ты понимаешь ? Он был сволочью, но ведь Я УБИЛ ЕГО ! Это не простят... Никто... Ты говоришь - ВМЕСТЕ... Но ведь это обман... Обман... Зачем, зачем ты мне лжешь ? Неужели мне мало всего того, что я уже получил ? Зачем ты это делаешь ?! ТЫ ? Это могут делать ОНИ, - и Славик указал правой рукой в сторону мичмана, - ОНИ, но не ТЫ ! Зачем же ты...



Слезы душили Славика. Неужели любимый человек так просто предал его ? Неужели все было иллюзией, миражом, который он сам придумал себе в утешение ? Разве так может быть ? Разве так бывает ?... Может быть они приставили Сергея к нему, настояли, чтобы он взял над ним "шефство", просто чтобы из него получился хороший матрос ? Только и всего ? Чтобы он не наделал глупостей на первых порах своей долгой службы ?



-Я не лгу тебе. Ты должен мне поверить, - голос Сережи звучал уверенно, - Я говорил с замполитом. Он все знает про этого ублюдка. Второй его прихвостень уже раскололся и все выложил начистоту... Почти всё...

-А первый ?

-Он сбежал... Его ищут...



Славик горько усмехнулся:



-А нашли меня...

-И слава Богу, что нашли... Нашли сейчас, пока ты еще не наделал глупостей...

-Я их уже достаточно наделал... - Славик очень хотел вытереть мокрые глаза, но руки были заняты, - За все нужно платить... За любовь, за убийство, за жизнь... Пришло мое время...

-Чем платить ? - Сережа все еще сохранял спокойствие, но ему было очень трудно делать это, Славик видел.

-Ты не понимаешь ? За любовь - страхом, за убийство - смертью...

-А за жизнь ?

-А за жизнь - своей любовью... Собой или тобой... Я выбираю первое...



Сережа замолчал, но всего на несколько секунд... "Золотого времени" осталось совсем мало...



-Ради меня, ты не сделаешь этого. Я уже не прошу. Ты просто должен и все...

-Я не могу... Не могу, любимый... Ты ведь был прав тогда - там, где возникает настоящая любовь, там и смерть ходит рядом... Всего лишь закон этого мира... Жестокий, непонятный закон... Нас не оставят в покое, тебя и меня... Ты же знаешь... Я поеду в "дисбат", а когда я вернусь - тебя уже тут не будет...

-Но почему ты так уверен в этом ?! - Сережка почти кричал.

-Я просто знаю. Знаю и все. И ты знаешь. Просто не хочешь признаться. Не мне, нет. Самому себе. Но ты - знаешь...

-Но ведь ты ни в чем не виноват !...

-Я совершил УБИЙСТВО. Тебе знакомо это слово ? Конечно, знакомо... Мне придется отвечать. Но я не чувствую себя виновным. Но люди не спрашивают - чувствую или нет. Я не виноват, что в этой стране такие законы... Поэтому, я ОТВЕЧАТЬ НЕ ХОЧУ... Я просто уйду - и все проблемы решатся... Обратной дороги нет, её у меня украли...

-Нет не все, - покачал головой Сережа, - А что будет со мной ? Как я останусь без тебя ?

-Как ?... - Славик вздохнул тяжело и глубоко, - С тобой все будет в порядке. Ты привыкнешь... Ты еще встретишь свою любовь. Настоящую... И будешь счастлив. Ты - достоин этого... А, значит, все так и будет... Я прослежу ОТТУДА, чтобы так оно и было...

-Я не буду счастлив без тебя... Ты должен остаться... Если ты меня еще хоть капельку любишь..

-Я люблю... Очень... Больше жизни своей... Ты это знаешь... Но я не могу остаться... Так устроен мир... Не я это придумал... Я не могу его поменять... Прости меня...



Сережка теперь тоже плакал... Но кроме Славика этого не мог никто видеть.



-Если ты уйдешь, я тоже сделаю это... - голос Сережки дрожал. Славик никогда не слышал, чтобы голос его дрожал, - И мы будем вместе ТАМ...

-Нет, любимый, ты не сделаешь этого...

-Почему ты так уверен ? Разве я трус ?!

-Для этого нужна не смелость... Для этого нужно... отчаяние...

-Но без тебя жизнь моя опустеет... Она потеряет смысл... Это будет уже не жизнь...

-Разве ? - горько усмехнулся Славик, - Разве, родной ? "...Я был здесь, где же был ТЫ ?..."

-Прости меня, - Сережка опустил голову и закрыл лицо руками, - Прости меня, любимый... Это я во всем виноват... Только я.... Я не уберег тебя... Я ведь чувствовал, что эта скотина охотиться за тобой... Я знал, что он будет добиваться тебя.... Но я был уверен, что он не посмеет... Я ошибся... Я виноват во всем... Это я должен сейчас стоять на твоем месте...

-Нет... Не ты... Никто не виноват... Просто иногда все происходит помимо нашей воли... И нас никто не спрашивает... Словно мы - просто марионетки - куклы, которых дергают за ниточки... И мы падаем в этот странный омут, куда нас толкают чьи-то невидимые руки... Мы - безропотные, безвольные, проклятые... Нам пора прощаться, любимый... Уходи... Я не хочу, чтобы ты ЭТО видел... Я больше не могу... У меня кончаются силы...



Сережка поднял на Славика заплаканное лицо. В его глазах был настоящий ужас и хаос...



-Нет, родной, я никуда не уйду ! Я останусь с тобой... Я не могу тебя бросить ! НЕ МОГУ !

-Поздно, родной... Все слишком поздно... Ты должен уйти. Ты делаешь мне больно, очень больно... Не мучай меня... Я ВСЕГДА БУДУ ЛЮБИТЬ ТЕБЯ... ТОЛЬКО ТЕБЯ ОДНОГО... Прости и прощай...



Неизвестно, что именно в этот момент почувствовал Сережа, какие мысли и предчувствия завладели им, только он стремительно вскочил с места и с криком " НЕЕЕЕЕТ !!!..." бросился к Славику. Он хотел выбить у него из рук автомат... Он хотел помешать ему...



Но он не успел...



Автомат АК за номером 2278 произвел одиночный выстрел...

И с жутким грохотом упал на бетонный причал...

Вслед за ним упал и Славик...

А Сережа заорал на всю округу словно дикий зверь...



* * *



Вот так все это кончилось...



Никто в части никак не мог поверить в то, что все это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО произошло... Что это не кино, не сказка, не страшный сон... Что это - РЕАЛЬНОСТЬ...

Два тела в автомобильном боксе № 3, завернутые в синие, флотские одеяла с тремя черными полосками внизу...

Причал, залитый кровью и одно из помещений ангара, изрешеченное пулями...

И еще - автомат АК за номером 2278, кусок вороненой стали, к которому все боялись прикоснуться, словно этого нельзя было делать...

Поле боя людских страстей...

К середине дня, после того, как следователи из военной прокуратуры уехали и прихватили с собой двух "подручных" бывшего капитана Романова (второй тоже отыскался довольно быстро), матросы своими силами привели все вокруг в порядок...

Тело Романова отправили в Полярный первым...

Тело Славика повез сам Сергей... Он и слышать ничего не хотел, чтобы это сделал кто-то вместо него... И еще он настоял, чтобы тела везли в разных машинах...

К вечеру в части почти все было так, как раньше и ночь прошла более-менее спокойно...

Сережа держался "молодцом"... Он был угрюм, ни с кем не разговаривал, сторонился окружающих... Но никто не видел его плачущим, он "не сходил с ума", предпочитая держать все свои чувства при себе, что бы он там ни чувствовал... Спал он в команде, вместе со всеми... В коечке Славика...

Ребята видели его состояние, они понимали, как ему трудно - но они не трогали его, не лезли к нему со своими утешениями и соболезнованиями... Им и самим было трудно...

Сожаления... Тоска... Скорбь...

Все это было бессмысленно, все это уже не могло исправить того, что случилось или хотя бы хоть как то облегчить страдания Сергея...

Но кто-то из ребят по их негласному сговору всегда был где-то поблизости от Сережи... Не то чтобы они боялись за его жизнь, что он может наложить на себя руки... Просто им хотелось оказаться рядом, если ему вдруг понадобится какая-то помощь, если он сам их попросит об этом...

Было начато тщательное служебное расследование... В результате него выяснились некоторые небезынтересные детали... Однако все, что удалось выяснить, не было предано огласке - учитывая необычность происшествия и особое положение капитана второго ранга Романова в иерархии Северного Флота... Как водится, "сор из избы" выносить не стали...

Единственный факт, который не замалчивали, состоял в следующем: комиссия убедительно доказала, что матрос Вячеслав Андреевич Шахов был ни в чем не виноват, и сняла с него все обвинения. Он был оправдан задним числом и признан "жертвой", а не "злодеем"... Сергей оказался прав...

Сережа очень просил командира части, капитана первого ранга Останина, чтобы именно ему разрешили поехать сопровождать гроб с телом Славика домой... Командир думал недолго - он разрешил... Да и как он мог поступить в этой ситуации по-другому ?

Никак...

А часть продолжала жить своей привычной жизнью, словно ничего и не произошло... Но это только так казалось... Со стороны, непосвященным...

Примерно через неделю после того, как Сережа, мичман Торчин и матрос Андрей Орлов увезли тело Славика из Полярного в Москву, погода неожиданно разгулялась...

Кончился вечный дождь, развеялся тяжелый, липкий сумрак свинцового неба и выглянуло солнце...

В тот день командир части 954ХХ-Б впервые за последние несколько дней отдал приказ включить радио. Ему хотелось, чтобы личный состав хоть как-то отвлекся от того, что недавно здесь произошло, ему хотелось, чтобы наконец окончился этот гнетущий, всеобщий траур... Ведь живые должны жить...

И вот, в этот сияющий, теплый, сухой день, над всей округой зазвучали песни... Веселые и грустные... Тихие и громкие... Разные...

После обеда почти все матросы собрались в "курилке". Разговаривать ни о чем не хотелось. Все просто курили и слушали радио. И все было как раньше, когда Славик пел им здесь их любимые песни... Только вот Славика больше не было...

Иногда, кто-то из ребят бросал быстрый взгляд на причал, который был виден отсюда как на ладони, и так же быстро отводил глаза прочь... Они - помнили... И никто из них не знал, как скоро все это забудется, да и забудется ли вообще...

В самом конце перерыва на радио поставили одну песню, которая очень отличалась от всех остальных, которые вообще звучали сегодня.

Искрилось море, пронзительно кричали белоснежные чайки, парящие в упругих потоках воздуха, ветер шелестел в листве кустарника и низкорослых, северных деревьев...

А ребята молча слушали эту песню... И лица у них сделались каменными...

Всем казалось (потом они говорили об этом друг другу), что песню пел не известный артист, а один очень хороший человек, который теперь был очень далеко... Но которого они знали и любили... Которого они помнили... Словно бы это был его голос, его слова, его музыка и его песня... Словно бы это его умелые пальцы извлекали из натянутых струн гитары звуки, что лились прямо в души братишек-матросов и пробуждали их болезненную память, которая и так то не спала...

Все это было так странно, но в этом был какой-то особенный, высший смысл... Смысл, доступный только "посвященным" и неведомый обычным, посторонним людям...

Некоторые из ребят еле сдерживали слезы, пока над молчаливой округой, утопающей в солнечном свете, звучали проникновенные слова этой песни...

И все уже знали, все уже поняли, что им никогда не удастся позабыть то, свидетелями чего они стали... Вольно или невольно.... Такова жизнь...



Повесил свой сюртук на спинку стула музыкант...

Расправил нервною рукой на шее черный бант...

Подойди скорей поближе, чтобы лучше слышать,

Если ты еще не слишком пьян...



О несчастных и счастливых, о добре и зле,

О лютой ненависти, и святой любви...

Что твориться, что творилось, на твоей земле -

Все в этой музыке, ты только улови...



Вокруг тебя шумят дела, бегут твои года...

Зачем явился ты на свет - ты помнил не всегда...

Звуки скрипки все живое, скрытое в тебе разбудят,

Если ты еще не слишком пьян..



О несчастных и счастливых, о добре и зле,

О лютой ненависти, и святой любви...

Что твориться, что творилось, на твоей земле -

Все в этой музыке, ты только улови...



Устала скрипка - хоть кого состарят боль и страх...

Устал скрипач, хлебнул вина - лишь горечь на губах...

И ушел, не попрощавшись, позабыв немой футляр,

Словно был старик сегодня пьян...



А мелодия осталась ветерком в листве,

Среди людского шума - еле уловима...

О несчастных и счастливых, о добре и зле...

О лютой ненависти, и СВЯТОЙ ЛЮБВИ...



Так и лилась эта странная песня над территорией части 954ХХ-Б, пришедшая словно бы с небес, как прощальный салют, как поминальная молитва, как Божественное утешение... САМА ПАМЯТЬ...

Пришедшая тогда, когда именно ее все вокруг очень ждали, когда именно она была всем так нужна...

А в оружейной комнате стоял автомат АК за номером 2278, в ствол которого кто-то вставил цветок - обычную полевую ромашку, желтое веселое солнышко на ножке с нежными лепестками, цвета ангельских крыл...



СПАСИБО, ЧТО ДОЧИТАЛИ ДО КОНЦА.





Copyright c Андрей Орлов, Москва, 1995-2001.



Все права защищены.

Перепечатка и публикация разрешается только с согласия Автора.

Те же ограничения распространяются на публикацию в Интернет.

Категории