Cайт предназначен для лиц старше 18 лет, если Вам меньше, то немедленно покиньте наш сайт
Большая подборка порно рассказов и секс историй

Я ЧМО!

Категории: Измена Странности
Да, так уж вышло, что я являюсь ЧМО — человеком морально опущенным. Но обо всем по порядку.

Сколько я себя помню, у меня никогда не было отца. Родители развелись, когда мне было около пяти лет. И до 18 о существовании родителя напоминали лишь алименты. Мама была красивой молодой женщиной. Она родила меня, когда самой ей было 18. Описать ее? Да ни к чему это. Просто красивая, самая красивая. И всегда молодо выглядевшая. У нее всегда были мужчины. А поскольку жили мы в однокомнатной квартире, я порой являлся свидетелем их ночных встреч. Конечно, я не подавал виду, что просыпаюсь от маминых стонов и пыхтения ее друзей. А когда мне было почти пятнадцать, у меня появился отчим. Высокий мужчина с серо-стальными глазами. Однажды я увидел его член, который облизывала моя мама и был поражен его мощи. Картина эта не выходила еще очень долго из моей головы, раз за разом я вспоминал это, как мама облизывает и обсасывает его дубину. И каждый раз я теребил свой небольшой член, доводя себя до оргазма.

Но как-то однажды отчим застукал меня за этим занятием. Как раз его член в мамином рту я представлял себе. Он поднял меня на смех и рассказал обо всем маме. Как же мне было стыдно. Нет, они не ругали меня, а оба надо мной смеялись…

Тогда же, в пятнадцать лет я влюбился. Девочку звали Карина, она жила неподалеку и училась на два класса младше меня. Стройная фигурка, длинные блондинные волосы и жгуче-черные глаза. Она не была пай-девочкой и уже в тринадцать лет дружила с шестнадцатилетним хулиганом. А я тайком от всех страдал по своей любви. Мне представлялось, как этот ее друг лапает мою Карину, хватая ее всюду, как лезет своими сильными руками в ее трусики. А еще… А еще мне представлялось, как Карина делает ему миньет. Причем его член, в моем воображении, был никак не меньше того, что я видел у отчима.

После школы я поступил в университет в областном центре, жил в студенческой общаге. Мама изредка приезжала ко мне, сам же я на каникулах только бывал дома. Смешно, наверное, но только на втором курсе я лишился невинности, переспав с пьяной однокурсницей. Это случилось после какой-то вечеринки, на которой я сам впервые в жизни напился. Но с того момента однокурсницу эту, а звали ее Аллой, я считал своей подругой. Мы встречались с нею, но она ко мне была холодна.

Еще дважды она подпускала меня к своему телу, а потом просто послала на три буквы. Но именно в это время я встретил в стенах нашего универа Карину. Она приехала сдавать документы. Меня она вспомнила (ведь пару раз я, преодолевая робость, заговаривал с нею, еще учась в школе) и, казалось, обрадовалась. Я пригласил девушку в кафе, где осторожно выведал, как она жила те два года, что я учился тут. Оказалось, что Юрку, ее дружка упрятали на семь лет в зону за изнасилование. Порадовало меня, что у Карины нет друга, в чем она призналась. Моя любовь вспыхнула во мне с новой силой, я был весь переполнен надеждами. "Вот, думал я, Карина поступит в универ, а потом мы смогли бы пожениться". Я искренне надеялся на это. И моя полнота, мой вид "ботаника" уже нисколько не смущал меня.

Но Карина провалила экзамены. Я, узнав об этом, встретился с нею и пытался ее утешить. Но нужны ли были ей мои утешения? И тогда я признался, встав перед возлюбленной на колени, как давно и как сильно я люблю ее. А Карина… А Карина просто рассмеялась:

— Да мне-то что с твоей любви? Ты дурак? Ты думаешь, что я тут вся такая растележилась перед тобой? Да нахуя ты мне сдался? Иди, окучивай других тупых сучек…

Это было так больно! Карина зло смеялась мне в лицо, а в глазах ее было презрение. На моих же глазах непроизвольно выступили слезы.

— Я люблю тебя, — шептал я, стоя все также на коленях.

— Э-э, да тут никак драма разыгрывается? — раздался за моей спиной веселый пьяный мужской голос.

Я обернулся и увидел типичного гопника с бутылкой пива, одетого в спортивный костюм. Я встал с колен, а тот разглядывал похотливо Карину.

— Че вылупился? — с вызовом спросила его девушка.

— А че? Можа ты мне понравилась, — улыбнулся гопник и подмигнул Карине. — Пива хочешь? Тогда посылай нахуй этого чмошника и пойдем, я угощаю, — предложил парень и сплюнул через губу в мою сторону.

Самое ужасное, что меня обуял страх. А Карина окинула меня презрительным взглядом, усмехнулась, развернулась и пошла. Гопник за ней, а я стоял как облитый ведром помоев.

В следующий раз я встретил Карину только через три с половиной года. Все это время я не переставал любить ее. И вот, когда мы с группой отмечали в кафе получение наших дипломов, я увидел ее, мою возлюбленную Карину. Еще во время учебы я начал работать в одной компании. А окончив университет меня приняли в штат на приличный оклад. Я мог себе позволить уже снимать квартиру и ни в чем не зависеть от мамы и отчима.

Карина сидела через два столика от нас, была грустна. Мне показалось, что она плакала. Выпив для храбрости, я все-таки подошел к ней.

— Привет, Карина!

Она подняла удивленно глаза. О, как она была прекрасна в тот миг. Она повзрослела и стала еще краше. Сексуальность так и перла из нее.

— Привет! Забыла, как тебя зовут? Витя?

— Витя, — улыбнулся я. — А мы вот отмечаем дипломы. А ты чего тут одна, без парня, без подруг?

— Да, так…

А потом мы выпивали, танцевали два медленных танца. Я прижимал Карину к себе, чувствуя ее набухшие соски, ощущая тепло ее тела. А она, казалось, дразнила меня. Все ее поведение было таким, как будто это она меня сейчас хочет соблазнить. Но нужно ли было соблазнять меня, когда она сделал это еще семь лет назад, когда была совсем девочкой. А я видел, как завидуют мне и удивляются мои однокурсники, какими похотливыми и плотоядными взглядами пожирают Карину парни. Тимур, квадратный борец какой-то кавказской национальности, учившийся у нас последние полгода, что-то шепнул Карине, та весело рассмеялась. Через какое-то время Тимур исчез, вызвав у меня облегчение. Я честно боялся этого здоровяка. А тут испугался не на шутку, что он уведет мою Карину. Куда мне до него-то?

— Поехали сегодня к тебе, — прошептала в какой-то момент мне на ухо Карина. — Ты же все еще любишь меня? Или другую нашел дуру?

Я аж дар речи потерял — вот точно не ждал и надеяться не смел на такое. Лишь закивал головой. А Карина смеялась. Было видно, что девушка уже изрядно навеселе. Сказав "Я на минутку", она скрылась за спинами празднующих. Не было ее минут двадцать. Я уже волноваться начал. Но она внезапно появилась прямо передо мной, раскрасневшаяся и веселая.

— Ну, Виктор, ты отвезешь свою даму сердца в хоромы барские? — закуривая сигаретку и смеясь спросила она.

— Поехали, — ответил я с волнением в голосе.

Пока мы ехали в такси, мое сердце, казалось, выпрыгнет из груди. Вот, прямо сейчас я окажусь наедине со своей любимой! Когда мы подъехали уже к подъезду, когда я уже оплатил таксисту, Карина вдруг вспомнила, что у нее закончились сигареты.

— Вы не подбросите меня до ларька и обратно? — мило улыбаясь спросила она у таксиста и повернулась ко мне. — Я сейчас, сигарет возьму и вернусь. Какие кнопочки нажимать?

Я сказал ей, как воспользоваться домофоном. Но сам не зашел в подъезд, а остался ждать, запомнив номера такси. Я знал, что ближайший ночной киоск не очень близко от моего дома, но такси я прождал не меньше сорока минут. Уже мысль проскочила, что Карина не вернется, когда из-за угла дома вынырнули огоньки авто. Карина вышла уже с переднего сидения.

— А ты чего еще не дома? — пьяно спросила она меня. — Ну, мы идем?

Когда уже поднимались по лестнице, Карина рассказала, что нужных ей сигарет в том киоске не было, и пришлось искать. А таксист попался очень понимающим и ни копейки с нее не взял. Рассказ ее был так убедителен, что я поверил.

Едва мы вошли в квартиру и закрыли входную дверь, как Карина впилась в мои губы страстным поцелуем, продлившимся несколько минут. Потом она стянула с меня пиджак, бросив его на пол, и прошептала в ухо:

— Витька, какая же я была тогда дура! А ведь ты меня все еще любишь, правда? Любишь же?

— Да, да, милая Карина, — шептал я в ответ, чувствуя, как мой член переполняется кровью, а сердце выпрыгивает из груди, — я всегда тебя любил, еще со школы, и сейчас люблю!

Ее пальчики расстегнули мои штаны, проникли в трусы и обхватили мой готовый разорваться ствол. Второй рукой она сжала мои ягодицы. Я же пытался стянуть с нее платье трясущимися руками. Едва увидев ее грудь с ярко-красными сосками, я тут же начал их целовать. Возбуждение переполняло меня. И как только пальцы мои коснулись мокрой промежности Карины, член мой задрожал в ее руках и разрядился мощными обильными струями спермы, брызнувшими на живот девушки, заливающими ее пальцы. Я готов был потерять сознание от оргазма и стыда. Ведь все эти годы я лишь мастурбировал, представляя себе именно ее, Карину, а еще здоровенный член отчима у нее во рту. Изредка в эти эротические грезы еще и образ матери моей вклинивался. Те самые картинки из детства. И вот, когда самая желанная, единственная возлюбленная моя тут, передо мной, казалось бы покорная мне, я так облажался. Член моментально сник, сморщившись и повиснув.

Карина же взяла меня за лицо измазанными спермой руками, поцеловала очередным нежным и длинным поцелуем и потянула за собой в комнату. Там она уселась на диван, задрав подол платья и раздвинув ноги, оттянула в сторону трусики, явив мне свои ярко-алые лепестки, блестящие от влаги.

— Сделай мне приятно, Витя! — попросила она и стянула с себя трусики. — Я так хочу! Сделай мне приятно!

И я упал на колени, прильнув к этому бутону. Карина положила руки мне на голову. Я ощущал во рту какой-то неизвестный мне доселе букет вкусов и ароматов. Я начал неумело лизать, а над головой слышались сладкие стоны.

— Вот так, да! Да! Еще, не останавливайся, Миша! Еще давай, — стонала Карина. — Да, еще, вот тут, так вот! Еще так! Аааа! Да, да Миша, давай!

Это "Миша" коробило меня, но я не останавливался. Дважды сильные ноги девушки сжимали мою голову так, что мне нечем становилось дышать, а в рот мне брызгали солоноватые струйки. Крина крепко держала меня за волосы, не давая ни секунды передышки. И я лизал, глотая все те капли и струйки. И я был по-настоящему счастлив.

Вдруг девушка оттолкнула меня, откинув голову на спинку дивана. Я попытался приблизиться к ней, но она равнодушным голосом сказала:

— Не лезь. Мне надо в душ.

Потом встала, потянулась как кошка, сняла с себя платье, закурила сигарету и медленно, покачивая упругими ягодицами, прошла в душ. Через несколько минут она крикнула мне из ванной:

— Витя, принеси мне полотенце.

И я тут же принес ей большое полотенце, протягивая его через дверь. Она взяла его и через минуту вышла с мокрыми волосами, укутываясь в это розовое полотенце.

— Теперь и ты сходи, освежись. Ты постель-то застелил?

Я стукнул себя по лбу и понесся в комнату, где разобрал диван и начал стелить чистое белье. Карина стояла в дверях, курила и улыбалась. Она была так прекрасна, нага, закутана в полотенце, раскидав по плечам свои мокрые длинные волосы. Застелив постель, я направился в анную. Карина шлепнула меня по заднице, смеясь.

Когда я вышел из душа, насухо вытершись, девушка уже лежала, укрывшись пледом и закрыв глаза. Но когда я появился, она, не открывая глаз, спросила:

— А ты меня и взаправду любишь?

— Люблю, — как-то робко и смутившись ответил я, несмело ложась рядом.

Неужели мои мечты сбываются? — подумал я.

А потом мы лежали, разговаривали, целовались. Хоть мой член и вставал едва ли не каждые пять минут, но Карина дала понять, что секса на сегодня хватит. Я рассказывал ей о себе, поведав о своей работе, о том, как я жил. Карина же рассказала о себе. Она закончила колледж, два лета работала в Москве в каком-то клубе, дважды жила по полгода с парнями. Сейчас живет с подругой на съемной квартире.

— А кто такой Миша? — задал я мучивший меня вопрос.

— А че? Да так, забей. Был один такой…

А потом вдруг разговоры перешли на секс. Карина призналась, что она обожает, когда ей делают куни, посетовала, что это лучше всего может сделать только девушка. А на мое удивление призналась, что иногда они с подругой, с которой снимают вместе квартиру, занимаются любовью. Это все так возбудило меня, но Карина остановила мой очередной порыв занятся с нею любовью. Но она взяла мой член в руку и стала нежно гладить, подрачивая. А сама тем временем все расспрашивала меня о моей сексуальной жизни. И я честно признался во всем. В своих эротических грезах, в том, как с детства подглядывал за мамой, в том, как взволновало меня и до сих пор волнует та картина с огромным членом отчима, признался и в своем никчемной сексуальном опыте. Мои рассказы. А особенно мой маленький сексуальный опыт возбудили Карину. Ее дыхание участилось, ее пальцы стали все сильнее дрочить мой член. Но она во время останавливалась, не давая мне взорваться.

— И ты смотрел, как твоя мама сосала этот хуище? — страстно шептала Карина мне в ухо. — И тебя это возбуждало? И ты часто представлял себе, как мама делает это, да? И она целовала же тебя, да? Сосала отчиму и целовала сынишку? А ты когда дрочил, представлял же, как ее трахают? И сам хотел трахнуть? А она у тебя какая, толстая? Нет? Стройная? Красивая? И много у нее мужиков было?

А я был так возбужден! Я честно отвечал на ее вопросы. И даже признался, что несколько раз примерял на себя мамины юбки, блузки, платья, белье и чулки, и что тогда мои оргазмы становились все сильнее. Отвечая на Каринин шепот, я сам не заметил как закрыл глаза и стал представлять себя в мамином белье, потом картинка миньета отчиму вновь возникла в моем воображении, но вскоре мамин образ сменился образом Карины. И тут девушка стала целовать меня в губы. Я не выдержал и разрядился, застонав. Струя брызнула на Карину, заливая ее живот, груди, попадая даже на шею. Я открыл глаза и смотрел на эту картину. Тогда девушка прижалась ко мне, измазав и меня моим семенем, целуя, она стала опускать мою голову ниже, пока я не ощутил языком новый вкус. Я отпрянул, а Карина стала растирать сперму по своему телу, а потом, засмеявшись, измазала ею мое лицо.

Через какое-то время мы уснули. Когда я открыл глаза было уже почти двенадцать дня. Карина сладко сопела рядом. Я накинул халат и пошел на кухню готовить завтрак. Пожарил яичницу с колбасой и сварил кофе. Все это на пластмассовом подносе я внес в комнату. Карина тут же открыла глаза.

— Вот бы всегда так, — потянувшись, сказала она, — завтрак в постель, заботливый мужчинка…

— А выходи за меня замуж, всегда так будет, — выпалил я в ответ.

— Ты серьезно? — удивилась Карина.

— Очень серьезно. Я тебя люблю полжизни, у меня карьера складывается удачно для молодого специалиста, все у нас будет хорошо.

А через три месяца, осенью, мы уже сыграли свадьбу. Гостей было немного. Моим свидетелем был по настоянию Карины Тимур. Свидетельницей была та самая ее подруга, Юля, с которой Карина делила квартиру. Карина была в ослепительном наряде, ярко накрашенная. Самая красивая невеста на свете!

Свадьба, хоть и немного было народа, прошла весело. Невесту дважды похищали. Оба раза инициатором была Юлька. И мне приходилось выкупать Карину. Тимур помогал мне. Если бы я знал, чего стоит эта его помощь! Но это все пришло позже… А пока…

Я заметил, что Юлька куда-то уединилась с моим отчимом. Тимур как раз танцевал с моей мамой. Мама тоже была обворожительной. Сорок лет ей никак нельзя было дать. Я смотрел, как сильные руки кавказского борца обнимают ее за талию и немного ревновал. В какой-то момент мне показалось, что руки Тимура с талии переместились на мамину попу, а та никак не реагирует. Но в этот момент меня кто-то окликнул, что-то спросил, а пока я отвечал, песня уже кончилась, и Тимур галантно проводил мою маму до места.

Когда через какое-то время появилась Юля, она что-то стала шептать Карине на ухо и они обе весело смеялись. Появился и отчим, подмигнув мне, он присел рядом с мамой и намахнул стопку водки.

— Юлька трахнулась с твоим отчимом, —весело сообщила мне Карина во время танца. — У него и вправду, говорит, солидная елда. Недаром мамка твоя вышла за него. Юлька говорит, что такой же почти как у Тимура. А это ого-го!

— А ты откуда знаешь, какой у Тимура? — спросил я, внутренне возмущаясь такой откровенности Карины.

— А ты уже ревнуешь? — мило улыбнулась и поцеловала меня моя уже жена.

— Ну, ты так все откровенно говоришь, будто знаешь, — оправдываясь начал было я.

— Конечно знаю, Витя. И у него действительно здоровый член. Если бы он трахнул меня в задницу, то точно бы порвал! — Карина улыбалась, когда говорила, загадочно закатывая глаза.

— А откуда ты знаешь, какой у него член? — теряя дар речи выдавил я из себя вопрос.

— Ну, было пару раз, а че? Ты не знал? Ну ладно, забей! Лучше я тебе признаюсь, что на мне под платьем ничего нету. Ты хочешь меня?

Тут музыка закончилась, и объявили какой-то конкурс для мужчин, победитель которого получал право на танец с невестой. Я не обращал внимания на то, что за конкурс, как он проходит. Я переваривал слова Карины. Ведь я точно знал, что познакомились они тогда, когда и я встретил ее в кафе. Потом я вспомнил их перешептывания и Каринино отсутствие. Вокруг был смех, а мне стало грустно. От мыслей меня оторвало объявление результатов конкурса. Оказалось, что победителей двое — Тимур и мой отчим. Тогда было решено, что право на танец получит тот, кто правильно ответит на три вопроса. В этот момент меня отвлекла Юлька, свидетельница. Она попросила меня выйти с нею на крыльцо кафе. Там курила мать Карины Тамара Иосифовна. Юлька закурила, взяла меня под руку и стала пьяно расспрашивать меня об интимных сторонах наших с Кариной отношений. Я был смущен и все порывался вернуться в зал. Из ее вопросов становилось понятно, что Карина обо всем рассказывала подруге. В какой-то момент Юлька сказала:

— Я тебя понимаю. Если бы у моего отчима был такой хуй как у твоего, я бы тоже ночей спать не смогла, пока не отсосу. Ты молоток, что до сих пор не попробовал. — После этого она по-дурацки захихикала и сказала, — ты иди в зал, а то сейчас твою Каринку отжарит кто-нибудь.

А в зале уже играла музыка. В самом центре танцевали отчим и Карина. Тимур тем временем сидел рядом с моей мамой и что-то весело говорил ей на ухо. Мама смеялась. Я же совсем поник. Все очарование праздника, очарование собственной свадьбы исчезло. На душе образовалась какая-то пустота. Я уже почти равнодушно отметил, что рука отчима гладит время от времени попку моей Карины, а она совсем уж неприлично к нему прижимается.

В итоге я стал пьянеть от опрокидываемых в горло рюмок водки. Торжество подходило к концу. Мы с Кариной сели в машину, за рулем которой был отчим, и поехали ко мне домой. Мы с женой поднялись и зашли в квартиру.

— Чего-то ты напился сегодня, муженек, — рассмеялась Карина. — Ты так ничего и не сможешь сегодня.

— И что, — набычился я, — любовничка позовешь?

Карина как-то так посмотрела на меня.

— Ты сам предложил это, — констатировала она. — Любишь меня? — Я кивнул и потянулся к ней губами. — А я шлюха. Твоя жена шлюха. Ты этого не знал? Ты любишь меня. А я люблю трахаться. Я люблю сосать. И ты тоже это полюбишь. Если не хочешь меня потерять, ты будешь хорошеньким мальчиком. А если захочу, то хорошенькой девочкой. Или же я прямо сейчас ухожу.

И Карина двинулась к дверям. Она шла так уверенно, что я понял — сейчас она и вправду уйдет. И я вдруг так испугался этого. Пусть она делает все, что захочет. Ведь я люблю ее! Я так боюсь ее потерять!

В это самое время раздался звонок над дверью. Карина, которая уже тянула руку к ручке, открыла. На пороге стоял отчим и улыбался.

— Там гаишники, а я же выпил. Мне нельзя сейчас ехать. Я тут у вас пережду часок?

— Заходи, ты как раз вовремя, — улыбнулась Карина. А я обомлел. Я сам всегда называл отчима на вы и по имени отчеству — Станислав Казимирович. А Карина с ним на ты?

— Да? Ну, тогда Витька сварит кофе? У него это получается как у матери. — С этими словами отчим прошел в квартиру. Он зашел в комнату и уже оттуда велел мне своим командным голосом, каким всегда ко мне обращался, — свари-ка нам кофейку покрепче!

Я, давя обиду, прошел в кухню, снял пиджак и достал турку. Через несколько минут кофе был готов. Разлив его в три чашки, я на подносе понес его в комнату. А там предо мной предстала картина маслом. Карина сидела на коленях у отчима, его рука шарила под юбками свадебного платья и они страстно целовались. Карина начала расстегивать пуговицы на рубашке моего отчима, а его другая рука уже распустила молнию на спине моей жены. Я стоял как вкопанный, глядя на обнажающееся тело Карины, на то, как она стягивает рубашку с мускулистого тела отчима. Когда показались груди моей жены, отчим начал их целовать, а правая рука его все интенсивнее шевелилась под подолом ее платья.

— Поставь кофе, — сказала, оторвавшись от губ отчима, Карина. Сказала так, что я не посмел ослушаться. Я поставил поднос на тумбочку, а Карина улыбнулась и попросила уже, — помоги мне снять платье, Витя. — И я подошел к ним, протянул руки, и через миг Карина была уже в одних только белых чулочках. Она погладила свою грудь, улыбнулась мне и сказала, — спасибо, Вить, а теперь… А теперь папе своему штаны расстегни.

Она слезла с колен отчима. Тот посмотрел мне в глаза и улыбнулся:

— Давай, давай смелее, Витек! Как ты дрочил, за нами с матерью подглядывая. Давай.

Я подошел, трясущимися руками начал расстегивать ремень, потом пуговицы, чувствуя через ткань штанов, как его могучий агрегат вырывается наружу. Одновременно с чувством стыда и сильнейшего унижения на меня стало накатывать какое-то новое чувство. Я расстегнул брюки отчима. Под трусами вырывался наружу его агрегат. Я сам, повинуясь чему-то внутреннему, вкупе со страхом, стянул вниз и брюки, и его трусы. В этот момент, когда я наклонился, стягивая трусы отчима, прямо перед моим лицом оказался точащий дубиной член. Я распрямился. А в это время Карина наклонилась и взяла его в рот.

Она сосала и подрачивала. Отчим смотрел на меня и ухмылялся самодовольно. Карина оторвалась на миг, сказав мне "Иди сюда" и продолжила делать миньет. Я присел рядом, не в силах отвести глаз от действа. Прямо перед моими глазами моя любимая женщина сосала самому ненавидимому мною мужчине.

Мне показалось, что в коридоре раздался какой-то шум. Но я не мог оторваться от зрелища. А вскоре появился и еще один человек. Тимур! Как он оказался тут? Карина улыбнулась, сказав "Наконец-то!" и протянула руку к паху нового гостя. Тимур сам стянул с себя штаны и его темный, густо заросший черными волосами член лег в ладонь моей жены. Он оказался таким же большим и толстым, как у отчима. Карина оторвалась от члена отчима и взяла в рот достоинство Тимура. Тогда отчим направил свой ствол… мне в лицо. Его рука легла мне на темя и с силой придавила. Головка члена отчима ткнулась мне в губы. Они самопроизвольно раскрылись и через миг мой рот был наполнен чужим мясом. Головка члена отчима уткнулась мне прямо в горло, едва не вызвав рвотный позыв. А отчим стал вбивать свой хуй мне в горло, задавай рукой темп. И тут краем глаза я увидел Юльку, снимающую процесс на видеокамеру.

После нескольких минут пыток, показавшихся мне вечностью, отчим освободил мой рот, направив член в горло моей жены. Но его место тут же занял член Тимура. И он также долбил мою гортань головкой.

— Ничего, скоро научится, — комментировал, смеясь, отчим мои стоны.

— Карына научыт, — смеялся в ответ Тимур, — да, Карына? Ты научышь мужа хуй сосат?

— Научится, — со смехом, оторвавшись от члена отчима, отвечала Карина.

— Он пухленький, хорошенький, из него отличная защеканка получится, — смеялась Юлька.

А у меня тем временем встал член. Рука сама потянулась к нему, обхватив пальцами ствол.

— О, опять дрочить собрался, — рассмеялся отчим. — Ну подрочи, а мы Каринку поебем пока.

Мою жену отчим поставил на колени на диван и вошел в нее сзади. Тимур вынул из меня свою дубину и поднес ее ко рту Карины. Та сразу же начала сосать, постанывая. Юлька же подтолкнула меня. Ткнув мою голову между мощных волосатых ног отчима. Прямо перед моими глазами во влагалище моей жены туда-сюда ходил член моего отчима. Рука Карины ухватила меня за волосы и прижала к промежности. Я сам уже выставил вперед язык, начав лизать им по клитору Карины. Иногда отчим вынимал член и вбивал его мне в рот. Потом они поменялись в Тимуром местами. Теперь уже кавказец жарил Карину перед моими глазами, а она сосала у отчима. В какой-то миг движения Тимура становились все резче и яростнее и быстрее. Потом он несколько раз еще вбил в Карину свой молот и замер, загнав его по самые яички. Он зарычал по животному, и я понял, что он кончает. Через какое-то время он вынул свой член, весь измазанный спермой, взял меня за голову и стал бить головкой по моему лицу и языку, иногда вгоняя его мне в рот. Карина тем временем переменила позу, сев на диване и раздвинув ноги. Отчим вновь вошел ей в рот. Когда Тимур отпустил меня, подтолкнув к Карине, пальцы моей жены ухватили мои волос и направили мое лицо к промежности. Мне в рот потекла сперма. И я начал вылизывать, глотая белесую жидкость.

В какой-то миг я услышал, как изменилось дыхание моего отчима, я поднял глаза и понял, что он кончает в рот Карине. Сперма выливалась с уголков ее губ. Когда отчим кончил и отпустил голову моей жены, она повернула мою голову лицом к себе, наклонилась и сплюнула всю сперму мне на лицо…

Через пару дней я узнал, что Тимур трахает и мою маму. Это я узнал от Юльки. Где-то через пару месяцев сама мама стала свидетельницей моего позора. Сначала она просмотрела Юлькину видеозапись. Отчим показал маме, кем является ее сын. Мне же он показал запись маминого секса с Тимуром. Это было уже тогда, когда я окончательно пал.

Теперь дома я хожу в женском белье. Карина часто приводит в дом любовников. Кроме Тимура и моего отчима в их число входят еще несколько человек, среди которых и мой начальник отдела. В мои обязанности дома входит уборка, готовка, стирка. А когда у Карины друзья, то я обязан их встречать. Я встаю на колени, подаю им тапки, помогаю, если тем захочется, им мыться. А еще я обязан возбудить их, надевать им презервативы. По имени она меня очень редко теперь называет, все больше "защеканкой". Карина велела мне готовить к лишению невинности мой анус. Для чего я должен постоянно его массировать и растягивать. Скоро, очень скоро друзья и любовники моей жены смогут уже не только мой рот использовать, но и мой анус.

Странное дело, но мне уже скоро начала нравится такая жизнь. Меня возбуждает секс моей жены с другими, возбуждает то чувство унижения, которое я испытываю. Скажете — я больной? Да, пусть так. Но я люблю Карину. А все остальное — это теперь часть моей жизни.



Хотите если – пишите мне…

Категории